Кому правда глаза колет?

06.03.2013 20:40:05

В одном из предыдущих номеров газеты макеевчанка Э. Гейченко задаёт мне ряд вопросов, например: «Ругал ли я, или критиковал КПСС в годы её былого могущества?». Отвечаю: рядиться в тогу диссидента, изображать из себя активного борца с тоталитарным компартийным режимом, вроде Вячеслава Черновола или Левка Лукьяненко, не стану, поскольку это не соответствует действительности. Но и за словом, порой очень крепким, при общении с партийными бонзами и чиновниками любого уровня, как принято говорить, в карман не лез.

Так, в первой половине 70–х был инициатором и первым подписантом коллективного обращения рабочих инструментального цеха в городскую «Вечёрку», речь в котором шла о невыносимо тяжелых условиях труда, полном отсутствии средств механизации и грузоподъемных механизмов на вновь открытой фабрике игрушек. Прошла неделя, и секретарь парткома фабрики Р. Курочкина сообщила, что меня «вызывает на ковёр» 1–й секретарь Кировского РК КПСС Донецка Е. Мармазов, на что я ответил: «Ему надо, пусть ОН ко МНЕ на фабрику едет», и уже на следующее утро у центрального входа предприятия, что называется, дым стоял коромыслом, наводили «марафет» в ожидании «первого». Опуская подробности нелицеприятной беседы, состоявшейся в фабричном парткоме, где меня обвинили чуть ли не в организации забастовки, замечу, что через пару дней, под личным руководством главного инженера Ф. Райма полсотни монтажников в авральном порядке установили с десяток тельферов и кран–балок, оборудовали накопительный бункер и скип для удаления стружки, других отходов производства со второго этажа предприятия, где какой–то «умник»-проектант додумался расположить цех металлообработки.

А спустя несколько лет на открытом партсобрании завода «Газоаппарат» вступил в словесную перепалку с нынешним спикером ВРУ, в то время первым секретарём РК КПСС Киевского района — В. Рыбаком, пытаясь доказать, что зарплату рабочему надо платить «по труду», а не за то, что он вовремя пришел на работу, тем самым устранив так называемую «выводиловку» для лодырей и лентяев. В конце 88–го года секретарь по идеологии РК КПСС Куйбышевского района Л. Соколова направила на завод химреактивов сотрудника КГБ, дабы он узнал, кто меня надоумил организовать сбор подписей среди трудящихся за снос бюста Ильича в заводском парке и установку на его месте обелиска тому, кто действительно был этого достоин — первостроителю и организатору предприятия Ивану Андрееву. Молодой опер оказался хлопцем с понятием, и в принципе согласился с моими доводами, хотя задумка была реализована только после официального запрета КПСС. Вот, собственно, далеко не полный перечень моей «подрывной» деятельности в годы господства «руководящей и направляющей».

Интересует Э. Гейченко и то: «Такую ли жизнь я ожидал после распада Союза? Как она мне?». Отвечаю: сегодня мы с женой, оба работающие пенсионеры, можем позволить себе провести отпуск не в заплёванном заводском пансионате в Мелекино, а по линии «горящих путёвок» в не менее чем 4–звездном отеле на берегу Эгейского моря в Турции, или Красного — в Египте. Приблизительно на таком же, или более высоком уровне, живёт немало обитателей нашего посёлка, в чей дом не постучалась беда в виде тяжелой болезни родственников, пожара или ограбления, в чьих семьях нет хронических алкоголиков или наркоманов. Убедительное тому подтверждение: длиннющие очереди в местном супермаркете «АТБ», особенно по выходным и праздничным дням, откуда люди вываливают с неподъемными сумками. В домах сплошные евроремонты, даже в бараках довоенной постройки (на фото), где, смею заверить, ни бандосы, ни чиновники не проживают — на окнах металлопластик и решетки, кондиционеры и спутниковые антенны, а на заднем плане можно рассмотреть даже двухэтажную пристройку. По вечерам, когда хозяева возвращаются домой, внутренние дворы забиты автомобилями так, что, образно говоря, ни пройти, ни проехать.

И это на забытой Богом периферии города, что же тогда говорить о его центре. Справедливости ради замечу, что такой уровень жизни определяется не стараниями нашей власти, а скорее вопреки ней.

Что же до вопроса Э.Гейченко: «Чем была плоха КПСС?». Отвечаю: задолго до неё эта тема волновала и величайшего барда 20–го века Игоря Талькова, который, в своём шлягере «Россия», обращаясь к Родине, пел: «Я долго силился понять, как ты могла себя отдать, на растерзание ВАНДАЛАМ». Имея ввиду организованную преступную группу, возглавляемую Ульяновым–Бланком, сумевшую в ходе октябрьского переворота 17–го года не просто захватить власть в государстве, но и, по сути, на долгие годы оккупировать страну для реализации своих бредовых идей и богоборческих замыслов. Тем, кто в этом сомневается, настоятельно рекомендую почитать последний бестселлер В. Суворова «Кузькина мать», где автор на основании реальных фактов и событий рассказывает о том, как мы до такой жизни докатились, что, осваивая Космос, не могли досыта накормить народ. Возможно и редакция, хотя бы фрагментарно, предоставит возможность читателю познакомиться с этим чудесным произведением, хотя предполагаю, какой рев поднимет компартийная плесень на страницах газеты. Вот тогда и посмотрим, кому не по нутру фактологические события, а не идеологическая мифология, в полном соответствии с заголовком моих размышлений.

Юрий МУРОМСКИЙ, г. Донецк