Когда право превращается в бесправие, сопротивление становится долгом

10.01.2012 19:13:04

Встретил знакомую с одной из мариупольских газет в руках. Она, чертыхаясь, говорила: «Как могла наша газета напечатать такую статью. Я не буду больше её выписывать». Взглянув на эту статью в газете, успокоил коллегу, говоря, что газета — это своего рода зеркало всех нас. Если Вам не нравится статья, напишите свое мнение».

А уже дома внимательно перечитал эту статью пенсионера Ивана Севастьянова. Не знаю как кому, а мне она напомнила фразу из фильма «Сталин» о том, что каждый из армии стукачей должен был донести минимум на пятерых. Если только на четырёх, то пятым становился сам. Мне показалось, что автор статьи старается переплюнуть их: он доносит сразу на тысячи «липовых чернобыльцев», «инвалидов», «ветеранов всех войн» и «детей войны». У него везде одна липа и армии бессовестных людей: «Но есть и совестные, это те, что живут на пенсию в 1000 грн. … И голодают, и мрут, и не могут позволить себе лечиться. Но эти люди молчат, не идут в палатки и не политиканствуют, выживают как могут. Потому, что у них осталась совесть…». Вот так! И не иначе. Надеюсь, что многим вспомнятся кадры из фильмов о голодоморе 1932-1933гг. Люди действительно умирали смиренно, молча… Вот идеал совестливого человека в понимании И.Севастьянова. Он сразу убивает двух зайцев: хочет расколоть движение сопротивления беззаконию. С одной стороны старается понравиться бедным, а с другой — вызвать чувство ненависти к чернобыльцам, которые посмели мечтать о каких-то десятках тысяч гривен. Но главное в том, что этого хотят многие власть предержащие, а «пенсионер» только озвучивает их желания. Он выступает в роли бесплатного адвоката, а возможно и платного.

Вы всмотритесь хотя бы по ТВ, в глаза идейных «реформаторов». Ведь они просто излучают то, что можно сказать словами классика, немного его перефразировав (кстати, написанные в 1933г.):

«Та нехай собі як знають,
Божеволіють, голодують,  копають,
Нам своє робить: всіх пенсіонерів до’дної ями,
Злидарів за злидарями будем, будем
бить, будем, будем бить…»

И будут бить, и будут убивать… Потому, что у них логика железная, не допускающая никаких сомнений, тем более милосердия. По их трезвой арифметике «… с учётом той дозы облучения, какую они (чернобыльцы) получили, количество представителей этой категории должно сократиться до минимума…». То есть все настоящие, а не липовые ликвидаторы, уже давно должны быть на кладбище, а не в палатках.

«Стройный хор кричит о том, что в Украине должно торжествовать право и исполняться решения судов. Вот только почему-то все забыли о таком понятии, как справедливость». Вы только вдумайтесь в эти слова современного штрейкбрехера. Выходит, в исполнении решения судов нет изначально никакой справедливости и он хочет нам разъяснить в чём она состоит — «высшая» справедливость.

Еще об одной «напасти» — о «детях войны». Как язвительно ерничает автор, умиляясь своими интеллектуальными талантами, когда предлагает учредить категории «Дитя перестройки», «Дитя незалэжности», «Дитя Украины». На мой взгляд, достаточно добавить только одну — «Виродки України».

Наконец, хочу ответить на вопрос «Как жить теперь?». Скажу, что такой вопрос мучает тысячи граждан, в том числе и меня, учителя-пенсионера из категории «дитина війни», которому судья Соловьев именем Украины добавил к пенсии около 200 грн. И стала она у меня средней по области — 1400 грн. Но суд присудил, а кто-то безымянный одним росчерком пера отобрал, чтобы не сказать уворовал, эти гривны. А я хочу, чтобы в моей стране соблюдались элементраные правовые нормы, то есть хочу видеть решение вышестоящего суда, котрый бы тоже именем Украины разьяснил еще причины, почему он отбирает у меня эти копейки. Невольно начинаешь думать — в каком же государстве мы живём, если так можно нарушать права человека. Появляются даже мысли, что все 75 лет прожил в оккупированной Украине: в детстве выживал под свастикой, в борьбе с которой отец сгорел в танке, в зрелые годы — под звездой, которая не жаловала многих украинцев, а теперь, выходит, под долларом, что ли? Более 30 лет учил детей в школе не быть равнодушными, учил их самостоятельному мышлению, старался «вдихнути в їхню душу віру в щасливу зорю України» и, естественно, самому соблюдать эти гражданские требования.

Вот и в данной ситуации: был двое суток в Донецке рядом с побратимами по несчастью. Никто меня не агитировал, никто не спонсировал. Собрав последние силы после недавнего инфаркта, считал своим долгом хотя бы постоять рядом с этими людьми и подышать их дымом, от которого И.Севастьянов задыхался. Я тоже некурящий, но для меня это был дым свободы! Да, не было у меня средств написать лозунг «За вашу и нашу свободу». Да, не хватило у меня мужества лечь в палатку рядом с Геннадием Коноплевым, но все-таки на душе стало легче. И я еще больше укрепился в мысли: не нужно ждать подачек ни от царя, ни от его слуг. Нужно сопротивляться беспределу, нужно бороться за свои права!
И мне было не столь важно, сколько липовых там было чернобыльцев (и были ли они вообще). Этим должны были давно заниматься те, кому это положено: отделять плевела от зёрен.

Я ещё раз убедился: всё нужно начинать из себя. Не нужно жить по законам зоны: умри ты сегодня, а я завтра. Тогда каждый из нас найдёт своё место в сопротивлении бесправию. Это действительно долг всех честных и совестливых людей.

Иван Бондарь, «Відмінник народної освіти УРСР», г. Мариуполь