«Гомо советикус» — рабы КПСС

06.03.2013 19:34:00

Они в неведенье своём  не виноваты.
Их вырастила власть,
Которой выгодно плодить  дегенератов,
Чтоб ненароком не пасть.
( Игорь Тальков, «Совки»).

Говорят, что тот, кто до тридцати лет, в душе не был социалистом, у того нет СЕРДЦА, кто им остался после означенного срока — не хватает УМА. Мне в этом плане повезло, и по определению Ильича (того что Ленин), «детской болезнью левизны» переболел ещё до того, как получил паспорт, во многом благодаря присутствию в нашей семье старшего брата отца — Ивана Николаевича. Который в своё время, после окончания Нижегородского кадетского корпуса Александровского военного (юнкерского) училища, незадолго до Первой мировой войны, начал службу младшим офицером (корнетом) в конвое вдовствующей императрицы, матери Николая Второго — Марии Федоровны. Потому обо всех подспудных течениях, предшествовавших падению Дома Романовых, февральской буржуазно–демократической революции, и последовавшему вскоре вслед за ней большевистскому перевороту знал не понаслышке. Что, собственно, и позволило ему воспринять события октября 17–го года как единственную возможность очищения России от насквозь прогнившего, коррумпированного, дворцового режима, и добровольно вступить в Красную армию. За что и был жесточайшим образом наказан судьбой, когда в начале 30–х, обретя высшее военно–техническое образование, получил назначение на должность начальника узла связи штаба Особого Дальневосточного военного округа. Командование которым осуществлял тоже выходец из «бывших» — маршал Василий Блюхер. После ареста и расстрела Блюхера Иван Николаевич с большой группой старших командиров по приговору ОСО (особого совещания) на долгие годы отправился в места «не столь отдалённые». В этой же дьявольской круговерти, именуемой «сталинскими репрессиями» как ЧСИР (члены семьи изменника Родины), бесследно сгинули его жена и две дочки–близняшки. Выйдя на свободу после «хрущевской оттепели», он вошел в нашу семью, став для меня образцом мужества и чести, ЧЕЛОВЕКОМ с большой буквы, сумевшим пройти все круги ада, не спившись и не озлобившись на весь мир — явление крайне редкое для людей со схожей судьбой. Именно Иван Николаевич рассказал мне много того, что ни в одной книжке не прочитаешь, сумевший, что называется, на пальцах объяснить, почему «призрак коммунизма» — высшей стадии социализма, побродив по Европе, обосновался на ПМЖ в Российской Империи. Поскольку его основополагающий принцип «От каждого по способности — каждому по потребности» полностью отвечал мечте лодыря и лентяя — сидя на печи, получать все мыслимые и немыслимые жизненные блага, вроде Емели с его знаменитой щукой, или старухи, до поры до времени эксплуатировавшей золотую рыбку.

Теоретическую базу «махрового антисоветчика» я получил в конце шестидесятых, когда друг детства, доверявший мне как самому себе, работавший старшим оперуполномоченным УКГБ по Львовской области, время от времени давал почитать «самиздатовскую» литературу, конфискованную у местных диссидентов. В том числе «Технологию власти» А. Авторханова и «Лицо тоталитаризма» М. Джиласа, бывших партфункционеров ВКП(б) и Компартии Югославии соответственно, сумевших подняться выше идеологической зашоренности, и с определённой точностью предсказать дальнейшее развитие событий, в том числе и полнейший крах компартийной идеологии, развал советской империи и т.д и т.п, причём гораздо раньше их самых пессимистических прогнозов. А в конце семидесятых, приникая ухом к динамику единственного выпускаемого в Союзе транзисторного радиоприёмника с КВ–диапозоном — «Спидола», сквозь жуткие помехи, на постановку которых государство тратило многие миллионы заработанных кровью и потом народа советских рублей, довелось услышать полный цикл передач РС «Немецкая волна», посвященных книге М. Восленского «Номенклатура». Где автор дал четкое определение «новому классу» так называемых партработников, аналогичных рабовладельцам Древнего Рима или Египта, с единственным отличием: там люди обретали статус раба после пленения или невозврата товарно–денежного долга. Жители «первого в мире государства рабочих и крестьян» попадали в номенклатурную кабалу исключительно по факту рождения, не имея возможности даже бежать из страны, которую их хозяева не постеснялись наречь «СОЦИАЛИСТИЧЕСКИМ ЛАГЕРЕМ».

Вот, собственно, те два фактора, которые позволили автору этих строк, несмотря на жесточайший идеологический прессинг, не скатиться до уровня «гомо советикуса», или, как сейчас принято говорить, «совка», и, находясь в своего рода «внутренней эмиграции», критически оценивать происходящие события, как внутри Союза, так и за его пределами.

Судя по редакционной почте рубрики «Есть такое мнение», слава Богу, я не одинок — великолепная статья харьковчанина Сергея Межерицкого (Аргумент Плюс №6), которую иначе как «криком души» и не назовешь, — убедительное тому подтверждение.

Единственное, с чем я не могу согласиться, — это претензия уважаемого автора к редакции, публикующей письма персонажей, которых он называет в начале своих размышлений, и вот почему. В отличие от демократических государств, где немецкий нацизм и «совковый» коммунизм признаны человеконенавистническими тоталитарными режимами, после развала Союза и запрета КПСС новые правители так и не удосужились организовать ПУБЛИЧНЫЙ судебный процесс, подобный Нюрнбергскому, над «передовым отрядом рабочего класса и колхозного крестьянства». Или хотя бы провести люстрацию, как это сделали в странах Восточной Европы и Прибалтике. Исключительно потому, что многие из нынешних руководителей России, Украины, Казахстана и т.д. в этом случае оказались бы там, где им и полагалось быть — на свалке истории. А спустя пару лет произошло то, что вообще в здравом уме не укладывается — была легализована деятельность российских и украинских коммунистов, до поры до времени трусливо скрывавшихся, как тараканы за печкой. Что, собственно, тоже вполне объяснимо. Тогда набиравший силу олигархат использовал (тем более, использует и сейчас) компартийную «подтанцовку» для дальнейшего оболванивания людей преклонного возраста — судя по результатам последних выборов, это у них неплохо выходит. Может ли редакция не публиковать письма, которые без устали, как под копирку, строчат те, «чей адрес ни дом и не улица, чей адрес — Советский Союз»? Думаю, что нет, поскольку у нас разрешено всё, что не запрещено законом, да и связываться с этой публикой, жителями фантомного государства, себе дороже встанет, задолбают разного рода открытыми письмами и петициями.

Тем более, как это делает уважаемый Сергей, пытаться взывать к их совести и разуму, к тем, кто начисто лишены и первого, и второго, и кто по определению Маяковского: «С Лениным в башке». Достаточно посмотреть на те шабаши, которые они устраивают время от времени у гранитного идола, на площади, носящей имя этого изувера всех времён и народов. Единственное, что вселяет оптимизм, — практическое отсутствие молодёжи на этих компартийных оргиях.

И в заключение пожелание главному редактору, другим авторам рубрики «Есть такое мнение», чьё демократическое воззрение не вызывает у меня никаких сомнений: чаще печатать документальные материалы, воспоминания, подобные «Запискам русского солдата» В. Никулина, наделавшим немалый переполох в компартийной своре. Желательно с фотографиями и копиями оригиналов разного рода документов, подтверждающих преступную деятельность «вождей мирового пролетариата» и их приспешников, благо, что интернет сейчас предоставляет такую возможность. И если хотя бы один из сотни, даже тысячи твердолобых «коммуняк» усомнится в правильности своего мировоззрения, попытается хотя бы в конце жизненного пути «соскочить» с идеологической «иглы» — считайте, что прожили вы свою жизнь не зря.

Юрий МУРОМСКИЙ, г. Донецк