Деготь, засахаренный в меду

25.05.2012 18:11:45

В весенние дни довелось наблюдать, как активно и качественно обустраивался участок проспекта Мира чуть ниже стадиона «Донбасс–Арена». Окрестные жители радовались: «Потом же эта красота и нам послужит». Еще неподалеку в продуктовом магазине заскочивший покупатель громко кричал в мобильник: «Да в Донецке я уже, в Донецке! Ты знаешь, давно не был. Приятно удивлен — дороги здесь становятся лучше, чем у нас в Киеве».

«Ну, — подумала я, — каждый бы день медовые новости! А дороги пусть будут хорошими во всех городах».

Только, в противовес позитиву, вопреки желанию, в мед с какой–то дьявольской ложечки и капля дегтя норовит стечь.

В открытой официальной прессе прозвучало, что темпы производства в Украине с января 2012 года снижаются, и наполнение бюджета может оказаться под вопросом. А значит, и денег на соцвыплаты может не хватить («Известия в Украине»). Особенно, мол, страдают отрасли, ориентированные на экспорт. Упомянули, например, что наших металлургов в конкурентной схватке прижимают итальянцы. И вообще отечественная металлургия оказалась на грани вылета из десятки крупнейших мировых поставщиков.

Струей бензинчика впридачу полыхнула и другая новость. Оказывается, в отличие от нас, нарисовавших красивые столбики роста собственного ВВП, эксперты Международного валютного фонда, как острым ножом по камышу, отсекли верхнюю часть обаятельных диаграмм. Так сказать, «сорри», господа предсказатели, но придерживайтесь не мечтательных прогнозов, а неудобных жизненных реалий. Увы, МВФ достаточно суров, но в меру объективен.

Не исключаю, что кто–нибудь из добрых молодцев, кипящих в финансовом котле перестроечного омоложения, поймал себя на мысли: так, мол, чего доброго, а рано или поздно придется сдавать «свои купленные билеты в рай» (последние пять слов принадлежат одной солидного возраста и комплекции гражданке Н. из России). К тому же рецессия, судя по большинству экспертных мнений, затягивается.

Что делать, чтоб бюджетная «кубышка», охваченная модной тенденцией похудения, не вошла во вкус?

Доблестная налоговая служба, сообразно сложившимся обстоятельствам, «взяла след» возможных уклонистов–неплательщиков. Сейчас, думаю, даже студент знает, что не только наша, но и мировая экономика радугой отражает рисунки, схемы, ухищрения, новации, перебрасывающие мошенников от нищеты к блеску или наоборот — от блеска к нищете и забвению (если не к двум метрам под землей). Нынешняя вычурность финансовых построений с сокрытием следов сомнительного творчества возносится к пику недосягаемости для каких–то примитивных «остапобендеровских» аферистов. Ну, если задеть только одну веревочку клубка виртуозно–запутанных комбинаций, то хотя бы в сфере внешнеторговых операций обнаружат себя: невозврат экспортной выручки, невозврат авансов по импортным контрактам, импорт услуг или манипулирование ценами. Остросюжетная игра в уход от налогов держит «в прикупе» и подделку документов, и фиктивное предпринимательство, и искусственное банкротство. И уйму, уйму прочих шагов по острой цирковой проволоке.

Уверяю Вас, что каждый неистребимый Корейко, как узор личной седины, при случае норовит использовать личное клише обмана против «лоховской» доверчивости. Несмотря на риск.

Когда–то меня захватили воспоминания известной в СССР ударницы воровского труда. Ее спросили: «А как Вы попали в свою последнюю отсидку?». Ответ: «Да так, по глупости. Пошла, как обычно, на «работу» в ГУМ. Вырядилась, как принцесса. На каждом пальце — золото. Хожу по секциям и сквозь товар покупателей «просвечиваю». Наконец–то наметила жертву. Стала за ней вплотную к кассе. Как назло, какой–то мужичонка трухлявый с кефиром в авоське рядом шнурок завязывает. Только внимание, дурачок, отвлекает. А когда я уже кошелек потянула, он меня — цап за руку. Тут и налетели. Бдительность потеряла. Все же, как по маслу, шло».

Ну, а наши особо сообразительные чуть ли не фокусники Кио, оценив негативность текущего момента, засуетились паковать чемоданы, чтоб отчалить или хотя бы вывезти капиталы за рубеж. Тем более, наслышавшись о рейдерских захватах бизнеса.

Конечно, современные сложности можно связывать со злосчастным мировым кризисом 2008 года, сшибившим с ног боксерским кроссом (или джебом) даже признанных финансово–промышленных чемпионов. Некоторые бедняги «выходили» из окон навсегда. А иные аналитики сопоставили урон от кризиса с потерями США во Второй мировой войне. Или с проведением ежемесячно в течение 15 лет сверхзатратной Пекинской олимпиады (по 40 млрд. долларов каждая).

А теперь посмотрим на процесс со стороны добропорядочных предпринимателей. Менее ресурсные из них, обидевшись на налоговый прессинг, стали писать в газеты: «В Украине, как видно, самый опасный преступник — это бизнес. Его надо задержать и обезвредить. Трудиться приходится чуть ли ни в военном режиме». Прямым попаданием, я думаю, можно перенаправить эту ноту протеста в итальянскую сказку Джанни Родари об овощах и их неформальном лидере — луковичке Чиполлино. Редиски, морковки и огурчики дрожали перед властительным принцем Лимоном с его воззваниями: «Как так? После введения налога на воздух Вы стали меньше дышать?! Нами вводится новый налог — на осадки. Отдельно на те, что с громом и молнией. А за смуту домик Тыквы подлежит уничтожению».

У современных предпринимателей есть и мелкие обиды, и покрупнее, и очень крупные. К примеру, на отказ в возврате НДС, на требование уплатить налог на прибыль авансом, на создание преимуществ для определенных компаний и т.д.

Эту зудящую дегтевую каплю можно размазывать и мусолить до бесконечности. Но только давайте выберем наугад какую–то другую «капельку». Вот некоторые хозяева производств или сервисных офисов чуть ли ни повсеместно нацелились на подбор наемного персонала — более молодого и даже, желательно, более симпатичного. Народ тут же откликнулся жалобами на слишком свободную интерпретацию возрастного ценза (теперь, значит, не берут не только после пятидесяти, а и в расцвете жизни — после сорока лет). Что тут сказать? Как видно, преуспевшие новаторы изобрели свой лозунг: «Старая пудра прошлого века на юном личике (их, красавчиков) не смотрится. И ее надо стряхнуть за ненадобностью». И стряхивают. Здесь меня ошеломили слова очевидцев одной зарубежной «миниатюры» (туда люди кинулись за приработком). Бодрячок–ирландец, похоронивший любимую 87–летнюю тетю, искренне сокрушался, что она не берегла себя и вот умерла рано. Как видим, названные возрастные характеристики перекрываются вдвое. Вот бы длинную стрелку перевернуть на себя!

Следующая ненавистная капля дегтя пометила жалобы журналистов на цензуру. И мне обидно было увидеть к 1 Мая выборку из доклада известной правозащитной организации «Freedom Hоuse», где в разделе «Свобода прессы» мы с Южным Суданом делим 130 место. Хотя Россия размещается еще дальше (с Зимбабве и Азербайджаном — позиция 172). Беларуси же выпал 193 номер, всегда помечающий страну с жесткой цензурой. Судя по этому рейтингу, надо признаться, что наша самокритичность все–таки не должна быть чрезмерно въедливой. Поскольку заглядываем в овраг безмолвия с относительно приподнятого края, а не исследуем в немом отчаянии его дно. В этом аспекте мне где–то попалось такое профессиональное высказывание: «У нас еще есть конкуренция олигархических группировок и потому жив сегмент относительно свободных СМИ». Да, пусть он будет жив! А то подкрадываются мысли звучавшего когда–то в газете «Колокол» автора «Былого и дум» (С 200–летием Вас, уважаемые читатели, со дня рождения Герцена!). К тому же мы — дети природы. Физиологически второе ухо предназначено человеку (заметьте, не нами!) для улавливания и анализа звукового ряда не только одной, но и противоположной направленности. Чтоб не ускользала объективность выводов при принятии решений. Не забывайте, что тому, кто решает, намного труднее, чем тем, кто готов выполнить чьи–то решения. Мой личный комментарий:

РИСК РЕШЕНИЯ

Сложней решение принять,
А не сценарно действовать.
Потоку ход трудней давать —
Здесь надо соответствовать.
Рванув рычаг на верный ход,
Ты — лидер. За тобой —  народ.

Быть большим лидером — это оставить за собой большой след. Или большое безвременье. Как, например, после краха Римской империи мир потускнел на тысячу лет. Мягко говоря, мед вроде бы по–прежнему не горчил, но уже не был конфеткой.

Кстати, нелишне задуматься, просто ответить себе: а влияет ли длительность правления исторических лидеров на реформации во благо людям? Вот небольшой ряд для анализа. Иосиф Сталин правил 31 год. Леонид Брежнев — 18 лет. Мао Дзэдун — 27, Фидель Кастро предводительствовал 52 года (!). Николай Чаушеску стоял у руля 24 года, столько же — Саддам Хусейн. Муамар Каддафи — 42 года (!). И в Африке еще Мобуту (Конго) — 32, Омар Бонго (Габон) — 42.

Знаете, в раннем детстве в 3–литровой банке у меня жил уж (да и разная другая живность). Так вот (каюсь!) по примеру соседского мальчишки, когда выпускала «змейку на волю» — временно поползать рядом, то с тем сорванцом постарше резко топала ножонкой. А бедный уж «пугался». Два–три таких «инцидента» до сих пор считаю своим грехом перед Природой. Но сейчас люди не то, что ужа, а любого слабого человека не стесняются обругать, обидеть, застращать, огорчить, обезмолвить. Исключая бодрую молодежь, обратите внимание, как зажаты некоторые люди. На случайный вопрос редко кто сразу ответит, а тем более улыбнется. От человека как будто исходит сигнал: «Не трогайте меня никто! Я же никого не трогаю!». Осмотрительная замкнутость налицо.

Многие пишут о своих бедах. Все вызывают искреннее сочувствие. У меня в запасе маленький совет: ориентируйтесь на людей–оптимистов. Хотя бы на 75–летнего почитателя животных — профессора Николая Дроздова. Как ни улыбнуться его подсказке! «Высыпайтесь, друзья мои, ибо ложась спать до 12 часов, Вы попадаете в поезд с ангелами, а если позже, уже неизвестно с кем поедете».

Давно, в 1952 году поэт Наум Коржавин записал в блокнот такие слова: «Ни к чему, ни к чему, ни к чему полуночные бденья и мечты, то проснешься в каком–нибудь веке другом. Время? Время дано. Это не подлежит обсуждению. Подлежишь обсуждению ты, разместившийся в нем».

Мы пока размещаемся в своем времени не совсем в полный рост, а скромнее, как в пыхтящей малолитражке: чуть бочком. Но верю твердо: выпрямимся! Особенно, если победим бессонницу. И если в мед неоткуда будет просочиться дегтю.

Лариса ЖЕЛНАКОВА,
г. Донецк