Почему Грузия голосует за Саакашвили?

20.09.2010 12:36:01

Тупик, устроенный Грузии российским руководством, казался почти фатальным. Сначала эмбарго на вино и минеральную воду, затем война и, наконец, признание независимости грузинских регионов…

Но со временем экономическое эмбарго стало стимулом для освоения новых рынков, восстановить страну в той или иной степени удалось, а признавать Абхазию и Южную Осетию согласились только несколько еле различимых на карте мира государств, да и то за солидное вознаграждение.

Запад открыто называет Россию оккупантом, Саакашвили снова разъезжает по Европе с официальными визитами, а международные авторитетные организации заявляют, что Тбилиси добился беспрецедентных для постсоветского пространства успехов. Хотя бы потому, что здесь нет коррупции.

Например, в Грузии вообще ликвидировали систему дорожной полиции, заменив их патрулями. Таким образом, Михаил Саакашвили превратил Грузию фактически в единственную страну постсоветского пространства, где водители свободно чувствуют себя за рулем.

При этом под властью г–на агента ЦРУ, как иногда называют Саакашвили:
(1) В Грузии не осталось НИ ОДНОГО вора в законе. Всех или посадили, или отправили в Россию (а куда же еще).
(2) В Тбилиси не запираются на ночь машины, т.к. их перестали воровать (см. п.1)
(3) В Грузии менты более не берут взятки, ни на дорогах, ни в кабинетах, т.к. вся ментовка внутренне и внешне скопирована с американской полиции.
В последние годы Грузия является примером успешного проведения реформ.

Саакашвили принял беднейшую страну с огромной коррупцией. Но, в отличие от украинских политиков, у него была политическая воля провести реформы. Сейчас итоги этих реформ для Грузии очевидны — в страну хлынули инвестиции, уровень жизни населения существенно повысился.

В Украине ничего подобного сделано не было.

С такими, как Саакашвили, солидные лидеры Российской Федерации общаться гнушаются. И говорят, как заезженная пластинка, одно и то же. «Из грузинских регионов мы не уйдем никогда. Зато мы можем вести диалог. Но и диалог мы будем вести только после того, как Саакашвили уберется».

Позвольте! — возражают в Тбилиси. Кому нужен диалог без деоккупации? И почему какие–то люди в Москве решают, с кем нам жить и кого выбирать? Плохой Миша или хороший, предпочитает ли он на ужин бифштекс или все–таки галстук — дело граждан этой страны и точка.

Грузины рассказывают анекдоты о Саакашвили, НО ГОЛОСУЮТ ПОЧЕМУ–ТО ЗА НЕГО. Я знаю десятки людей, которые, в общем, не в восторге от политики Саакашвили, но голосуют за него из принципа.

Чтобы Владимир Владимирович, испытывающий столь явную и столь не принятую в цивилизованном мире «личную неприязнь» к коллеге, не получил ненароком долгожданный подарок.

Какие чувства в отношении Михаила Саакашвили испытывает Барак Обама — выяснить далеко не так просто, как в случае с российским премьером.

Возможно, и не самые теплые. Но это не мешает Хиллари Клинтон посещать Грузию «с дружественным визитом».

Кстати, 2 года назад незадолго до войны с Россией, Грузию посещала Кондолиза Райс. Предшественница Клинтон не смогла помешать пятидневной трагедии. Возможно, ей стоило больше общаться с коллегами из Кремля. Действующий госсекретарь США представляется аналитикам более дальновидной.

Но радует тот неоспоримый факт, что страх перед повторным вторжением российских войск гораздо слабее, чем в 2009–м.

По материалам статьи Екатерины КОТРИКАДЗЕ,
корреспондента «Эхо Москвы» в Тбилиси
(www.echo.msk.ru)
и других открытых источников