Лесь Подерев’янський: «Дети — это абсолютно неуправляемая сила»

28.05.2011 17:05:58

16 апреля состоится премьера спектакля по мотивам одной из культовых пьес Леся Подеревъянского «Павлик Морозов». Представлять Леся — это бесполезно. Художник, драматург, исполнитель собственных пьес, обладатель «Пекторали» за спектакль «Оргия», боец кунг-фу с 35-летним стажем.

— Какому из видов искусства лучше «живется»? Чем люди интересуются?

— Кино никого не интересует, потому что его нет — на него не дают денег. Театр плохой, но им интересуются, потому другого нет. Живопись очень перфектная, лучшая в Европе, но ей никто не интересуется. Литературу пишут все, поэтому получается нечто среднее, но прежде, может, количество перерастет в качество. Относительно музыки я не знаю, не специалист.

— Давайте вернемся к литературе. Вы сказали, что здесь количество может перерасти в качество. Но в этом году будто процесс уже начался — вдруг все заговорили о новых романы Лины Костенко, Василя Шкляра …

— Ничего не могу сказать, потому что не читал. А не читал не потому, что сноб, а потому, что вообще не читаю. Я думаю, что до 25-40 лет человек должен прочитать все, что есть. Я много прочитал в своей жизни, поэтому, когда пытаюсь читать что-то хуже того, что я уже читал, то не дочитываю.

— Очень популярный сейчас писатель Василий Шкляр попросил не давать ему Шевченковскую премию, пока у власти будет Табачник. По-вашему, дело в Табачнике?

— Мне этот поступок Шкляра показался очень наивным. Это вера в доброго царя. Получилось, будто царь хороший, а бояре плохие. Но кто поставил того Табачника?

Надо было премию ту взять и пропить. Или отдать бедным. Или купить себе «жигули». Или же надо было сказать, чтобы все они шли нах… со своей премией. Но это мое частное мнение.

— Что вы вообще думаете об этом министерстве и об этом министре?

— Ничего хорошего. Это абсолютно непрофессиональный человек. Он не на своем месте. Его оттуда нужно гнать сраной метлой.

— Художник в Украине вообще нуждается в государственных деньгах?

— Я бы очень осторожно на это смотрел. Государство никогда не предлагает денег за просто так. А наше государство — тем более. Если оно даст на то деньги, то будет ждать, что ей будут лизать одно место. Так сложилось, у нас же совковое государство.

— Если предположить, что существует определенная сумма государственных денег без условия лизания одного места, и что от вас бы зависело, какие отрасли украинского искусства профинансировать — какие из них вы бы выбрали для финансовой поддержки?

— Больше денег требует кино — оно наиболее денежноемкое. Но если государство будет финансировать кино, то я не уверен, что из этого получится что-то хорошое. Потому что государство хочет получить на выходе совсем другое.

Во Франции другая ситуация — там министром культуры был Андре Мальро. А у нас — то Безклубенко, то кто-то другой, я не знаю их фамилий.

— И мы снова вернулись к вопросу образования и того же Табачника. Если бы вы могли влиять на образовательные процессы в Украине, чтобы вы изменили, что бы вы реформировали?

— Я учился в советской школе и закончил ее с четким убеждением того, что школа нужна для того, чтобы стаи детей не подожгли город. Поэтому их надо на некоторое время собирать в одном месте. А еще им надо давать домашнее задания, чтобы они не сразу после школы были свободны. Дети — это абсолютно неуправляемая сила.

Ничего полезного для жизни я из школы не вынес. В школе мне прививали абсолютное отварщение ко всему — к чтению, к изучению химии, физики …

Мне нравится американская модель школы. Там дети делают, что хотят, но взамен не получают никаких знаний. Зато на некоторое время их собирают — и дети улицы не поджигают. То есть школа свои функции выполняет. Особенно в каком-нибудь восточном Бронксе.

Но потом дети вырастают и вступают в институт. И с первого курса отчисляют 2/3. И уже на втором курсе они учатся. Никто никого ни к чему не принуждает. Хочешь мыть машины — мой машины. Хочешь учиться — учись.

Какова наша модель образования? Я не знаю. Подозреваю, что совковая. И поэтому престижность школы очень невысока.

— Помню фото Леся со Дня независимости с Махно в Гуляйполе. Портупея, шапка — довольно воинственный вид. А на самом деле вы бы могли принять участие в какой-либо революции? А возглавить такую революцию? Вообще революцию можно считать способом решения проблем в стране?

— Никто сам о себе ничего заранее не знает. Такие вещи происходят внезапно. Возможно, я бы стал главой такого движения, если бы народ меня избрал …

Хотя сам я никогда не был любителем рвать на себе тельник. Но никогда же заранее не знаешь.

Ірина Славінська. Українська правда життя