Е t si tu n’existais pas — Если б не было тебя

06.04.2012 21:02:42

Песня «Et si tu n’existais pas» («Если б не было тебя»), которую спел Джо Дассен, вошла в список 100 лучших песен всех времен и народов. А написал ее итальянский композитор и эстрадный певец Тото Кутуньо. Что мы знаем о нем?

7 июля 1943 года, в местечке Фосдиново, что в области Тоскана, в семье Доменико и Ольги Кутуньо родился сын. Мальчика назвали Сальваторе, а мама в детстве звала его просто — Тото.

«Нас в семье было пятеро, — рассказывает Тото Кутуньо. — Отец, мать, брат Роберто, сестра Россана и я. Мне было 5 лет, когда произошла ужасная трагедия: подавившись во время еды, умирает моя сестра. Я плохо помню, что тогда происходило, — я был слишком мал. И хотя я не мог до конца понять и осмыслить всю чудовищность происшедшего, трагедия оставила глубокий след в моей детской душе. Позже родители рассказывали, что из живого, веселого ребенка я превратился в серьезного и задумчивого, как будто вдруг повзрослел. Я редко улыбался, и никому не удавалось меня рассмешить».

Отец Тото, военный моряк, был влюблен в море, и неудивительно, что и детям передалась эта его любовь. Так, прежде чем научиться ходить, Тото уже плавал как рыба, а позже, подростком, любил проводить время на пляжах Специи, где в те годы жила семья, и мечтать о далеких землях и глубоких чувствах. И именно море подсказало ему выразить через песни то, что накопилось у него внутри.

Отец Сальваторе играл на трубе в созданной им же самим группе, и когда Тото исполнилось 7 лет, он становится ударником в группе отца. Вскоре он освоил и гитару.

Музыка дерзко входила в жизнь Тото, так же, как девушки, в которых он никогда не испытывал недостатка, напротив, они сходили с ума по этому высокому, смуглому парню, немного загадочному и очень романтичному.

Первая любовь пришла к нему в 14 лет, тогда же он написал свою первую песню, которая называлась «La strada dell’amore» («Дорога любви»), и по собственному признанию Тото была ужасно некрасивой.

В 13 лет юный Кутуньо участвует в конкурсе аккордеонистов и… занимает 3 место! Это был большой успех, поскольку соперниками Тото были ребята гораздо старше его.

Но в доме Кутуньо считалось обязательным получить «корочки». Нужно было «дойти», по крайней мере, до аттестата о среднем специальном образовании. «Конечно же, я думал больше о музыке, чем об учебниках, но чтобы избежать споров с моими родителями, я все–таки закончил учебу», — продолжает Тото. В доме теперь красовался диплом бухгалтера, врезанный в рамку и повешенный на стену. Что ж, никогда не знаешь, как сложится в жизни…

В 19 лет Тото отправляется в составе группы известного джазового музыканта Гуидо Манузарди в турне по скандинавским странам. Гастроли имели колоссальный успех, и Тото решает окончательно посвятить себя музыке. По возвращении будущий Маэстро создает собственную группу «Тото и Тати», в которую вошли младший брат Роберто и трое друзей Лино Лозито, Джиджи Тонэ и Массимо Вигано.

Природное дарование композитора не могло остаться незамеченным. Первым человеком, кто поверил в Тото и дал ему шанс, был уже известный к тому времени поэт–песенник Вито Паллавичини.

Тогда, в 1974 году, дрожащий, как осиновый листок, Тото подошел к Паллавичини и сказал: «Маэстро, я — Тото Кутуньо. Я давно мечтал с Вами познакомиться». Сев за рояль, Тото дал ему послушать последнюю вещь, которую создал… Так началось их сотрудничество.

Первая же песня, родившаяся в результате их совместной работы, стала (и это не будет преувеличением) одной их самых прекрасных песен 20 века. Речь идет об «Африке» или «Индейском лете» (это второе название укрепилось за ней после того, как она облетела весь мир в исполнении французского певца Джо Дассена). Песня сразу же занимает 1 место во французском хит–параде, а затем и в американском, после того как ее исполнил Фрэнк Синатра.

После успеха с «Индейским летом» Дассен попросил Тото написать еще одну песню. Ею стала «Et si tu n’existais pas» («Если бы тебя не было»). Во второй раз свершилось чудо.

Многие популярные французские артисты хотели, чтобы этот, до недавнего времени никому не известный парень, написал для них хит. И Тото писал: для Мирей Матье и Клода Франсуа, для Джонни Холлидея и Далиды, для Мишеля Сарду и Шейлы, мелодии Кутуньо входят в репертуар оркестров под управлением Поля Мориа, Джеймса Ласта, Франка Пурселя. Итальянские дискографы недоумевали: как же так они могли упустить и не заметить этого «волшебника», который умеет превратить в «золото» все, до чего он только дотронется?!

Продолжая писать для других, Кутуньо решает попробовать себя в качестве певца. Изменив название группы с «Тото и Тати» на «Альбатрос», Тото посылает заявку на участие в фестивале Сан–Ремо–76.

Результат? Надо сказать, для первого раза очень неплохой — 3 место. Песня называлась «Volo AZ–504» («Авиарейс AZ–504). Во Франции эта песня за несколько недель была продана тиражом в 8 миллионов дисков.

1977 год — снова Сан–Ремо и снова успех — на этот раз с песней «Gran premio» («Гран–при»).

Но на голову синьора Песни (так уважительно будут называть его итальянцы) одна за другой посыпались беды: сразу после Сан–Ремо из их группы уходит Роберто, внезапно решив посвятить себя автомобильному сервису. Покидает группу и сам Тото, оставив на несколько лет карьеру певца. Последней горькой каплей стала ссора с Паллавичини… И наступил кризис. К счастью, рядом с Тото была жена Карла, которая всегда его поддерживала и помогала выйти из подобных состояний.

С Карлой Тото познакомился летом 1967 года, выступая со своей группой в клубе «Дракон» в курортном городке Линьяно Саббьядоро. В течение месяца он провожал ее до дома, а потом был представлен родителям своей будущей жены. Тото вспоминает: «Когда мать Карлы спросила меня, чем я занимаюсь в жизни, я ответил: «Играю». Тогда она сказала: «Да, я знаю, что у тебя группа. Но чем ты занимаешься–то?».

Итак, 1977 год оказался для Тото годом неудач и потерь. Он все чаще думает о том, что «золотой» сезон ушел безвозвратно. Если бы он знал тогда, как ошибался!

После разрыва с «Альбатросом» Тото продолжает писать. Для Джо Дассена к тому времени были написаны уже 12 мелодий: среди них — «Salut» («Привет»), «Le jarden du Luxembourg» («Люксембургский сад»), «Il etait une fois nous deux» («Однажды мы были вдвоем»). Для Джонни Холлидея создается «Derrierre l’amour» («За любовью»), ее же включает в свой репертуар Поль Мориа. В это время Тото начинает работать и со «своими», т.е. с итальянцами.

В начале 70–х — 80–х для Адриано Тото создает такие хорошо известные всем вещи как «Soli» («Одни»), «Non’è» («Неправда»), « — Amore? — No!» («–Любовь? — Нет!»), «Il tempo se ne va» («Время уходит»), «Un po’ artista, un po’ no» («Немного артист»), пишет музыку к фильму «Укрощение строптивого».

Однажды Тото попросили написать заставку к телепередаче «Scommettiamo che…» («Спорим, что…»). Он написал и сделал пробную запись (исполнять песню должен был Друпи). Ведущий программы Майк Бонджорно, послушав песню, поинтересовался именем певца. Ему объяснили, что это Кутуньо, уже довольно известный композитор, и поспешили заверить, что исполнителя для заставки они подберут. Но Майк настоял на том, чтобы песню исполнил именно Кутуньо. «Это то, что нам надо», — заявил ведущий. Хотите знать название песни? Это «Donna, donna mia» («Женщина, моя женщина»). Больше месяца она занимает первое место в итальянском и французском хит–парадах, и Кутуньо, вдохновленный успехом, едет на фестиваль в Сан–Ремо с песней «Solo noi» («Только мы»). Результат превзошел все ожидания: Тото победил.

После победы в Сан–Ремо Тото признался, что раньше ему было немного обидно от того, что все лавры доставались лишь исполнителям хитов, им написанных, а сам он, Тото, оставался, так или иначе, в тени. «И это нормально, ведь народ обычно не интересуется авторами шлягера. У создателя песни есть только авторские права, а значит, и право на гонорар. Это, конечно, утешает, но все же во рту остается привкус горечи», — говорил тогда Тото. «Что ж, — отвечал на это один итальянский журнал, — теперь и самому Кутуньо достался большой кусок от сладкого пирога. На этот раз успех целиком принадлежит ему: и как автору, и как исполнителю».

Спустя несколько недель после победы в Сан–Ремо Тото приглашают участвовать на международном фестивале легкой музыки в Токио. И… снова победа. С песней «Francesca non sa» («Франческа не знает») Кутуньо занимает первое место как лучший композитор.

Чем он мог заинтриговать публику, этот редко улыбающийся, статичный на сцене композитор с гитарой в руках? Быть может, уникальными вокальными данными? Вряд ли. Немецкий журнал «Браво» назвал его голос «прокуренным» и исключительно благодаря этому «достоинству» сводящим с ума толпы молоденьких итальянок. Журнал несколько преувеличивает вокальные дефекты певца. Важнее индивидуальность, своя манера пения. И она у него есть…

И все же главный секрет успеха Кутуньо–исполнителя — в его композиторском даровании.

После триумфа в Сан–Ремо, в том же 1983 году, Кутуньо выпускает сольную пластинку «L’italiano» («Итальянец»), в мгновение ока ставшую «золотой».

В 1992 году Тото Кутуньо представлял Италию на Евровидении. «На одном из концертов я, уже совсем отчаявшись, спросил у зрителей, о чем бы они хотели услышать в моей песне». «Воспой любовь, которая не имеет границ, — сказала одна из женщин, — мой сын дружит с девушкой из другой страны, и оба они мечтают, что в 1992 году будут открыты все границы ЕС. Это будет замечательно!». Я был очень тронут этим, и, следуя данной мысли, я стремительно создал песню, которая говорила о любви и дружбе именно с точки зрения единой Европы».

Так, после 26–летнего перерыва, на Еврофестивале победила итальянская песня…

Сейчас Тото даёт концерты во многих странах мира, занимается написанием новых песен.

Et Si Tu N’existais Pas

Если б не было тебя
(перевод Сергея Шатрова из Уфы)

Если б не было тебя,
Зачем я жил бы, вот вопрос.
Год за годом бесцельно бредя,
Без надежд, без снов, без грёз.

Если б не было тебя,
Я б выдумал себе любовь.
Как художник, создавший пейзаж,
Любуется им вновь и вновь,
Вдыхая краски дня.

Если б не было тебя,
То для кого б тогда я жил?
Предаваться любви, не любя —
Разве это жизнь, скажи.

Если б не было тебя,
Я не обрёл бы идеал.
В этом мире, где столько дорог,
Всюду был бы одинок.
Везде б твой след искал.

Если б не было тебя,
Была б моя душа иной.
Как на сцене, играя себя,
Так бы и не стал собой.

Если б не было тебя,
Клянусь, я смог бы разгадать
Тайну неба, творенья слова —
Просто чтоб тебя создать.
И знать, что ты жива…

Если б не было тебя,
Зачем я жил бы, вот вопрос.
Год за годом бесцельно бредя,
Без надежд, без снов, без грёз.

Если б не было тебя,
Я б выдумал себе любовь.
Как художник, создавший пейзаж,
Любуется им вновь и вновь,
Забыв, что это холст…