За что в Испании воевали украинские хлопцы?

26.05.2011 14:00:33

Мы ехали шагом,
Мы мчались в боях,
И «Яблочко»— песню
Держали в зубах.
Ах, песенку эту
Доныне хранит
Трава молодая –
Степной малахит.
Но песню иную
О дальней земле
Возил мой приятель
С собою в седле.
Он пел, озирая
Родные края:
«Гренада, Гренада,
Гренада моя!»
Он песенку эту
Твердил наизусть…
Откуда у хлопца
Испанская грусть?
Ответь, Александровск,
И, Харьков, ответь:
Давно ль по–испански
Вы начали петь?
Скажи мне, Украйна,
Не в этой ли ржи
Тараса Шевченко
Папаха лежит?
Откуда ж, приятель,
Песня твоя:
«Гренада, Гренада,
Гренада моя»?
Он медлит с ответом,
Мечтатель–хохол:
— Братишка! Гренаду
Я в книге нашел.
Красивое имя,
Высокая честь –
Гренадская волость
В Испании есть!
Я хату покинул,
Пошел воевать,
Чтоб землю в Гренаде
Крестьянам отдать.
Прощайте, родные,
Прощайте, друзья –
«Гренада, Гренада,
Гренада моя!»…

Старшее поколение должно еще помнить эту когда–то популярную в Советском Союзе песню на слова Михаила Светлова (Мойши Шейнкмана). Имя Михаила Светлова прогремело на всю страну после публикации знаменитой «Гренады» 29 августа 1926 года в «Комсомольской правде». «Гренада» не только составила эпоху в советской поэзии, но и навсегда осталась в «литературе без границ». Всколыхнув сердца советских людей, она пошла по всему по миру, творя свою собственную судьбу. Дарила надежду, поддерживала силы… В нацистском концлагере Маутхаузен была гимном узников…

Марина Цветаева, чью похвалу заслужить было нелегко, написала Борису Пастернаку: «Передай Светлову, что его «Гренада» — мой любимый, чуть не сказала мой лучший стих за все эти годы…». Оценил «Гренаду» Владимир Маяковский, часто читавший ее со сцены. На слова «Гренады» многие композиторы разных стран написали музыку. «Гренаду» переводили на многие языки, и скоро ее запела вся Европа.

Стихотворение оказалось пророческим: «Я хату покинул, — пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать» — говорит украинский хлопец. Мог ли Светлов предполагать, что ровно десятилетие спустя тысячи русских, украинцев, белорусов, армян,… покинут родные места, семьи и уедут в Испанию воевать?

18 июля 1936 года началась Гражданская война в Испании, в которой активное участие на стороне испанских левых, находившихся тогда у власти, принял СССР. Сигналом к началу восстания, как считается, была передача по радио кодовой фразы «Над всей Испанией безоблачное небо».

Гражданская война явилась результатом сложных политических, экономических и культурных различий между «двумя Испаниями» (по выражению испанского писателя Антонио Мачадо.

Гражданская война в Испании (июль 1936 — апрель 1939) возникла в результате конфликта между Второй Испанской республикой и поддерживавшими её левыми политическими партиями и организациями, а также так называемыми интернациональными бригадами с одной стороны, и, с другой стороны, крайне правыми националистами (мятежниками) под предводительством генерала Франсиско Франко. Первыми подняли восстание военные в большинстве крупных городов, но в нескольких, включая Мадрид и Барселону, оно было быстро подавлено. В результате быстрой победы не вышло. Обе стороны начали массовые расстрелы своих политических противников, оказавшихся на «неправильной стороне»…

Всего военные потери, по официальным данным, составили 320 тысяч коммунистов–интернационалистов, и 120 тысяч националистов.

Так за что же три года подряд убивали друг друга испанцы, и что там, в Испании, делали украинские и российские хлопцы?

Предыстория

К началу XX века Испанское королевство находилось в состоянии глубокого упадка и кризиса. Основная масса населения жила за гранью бедности; крестьяне страдали от малоземелья и гнета землевладельцев, рабочие — от неурегулированности трудовых отношений. Национальные меньшинства (баски, каталонцы, галисийцы), составлявшие более четверти населения Испании выступали против централизаторской внутренней политики Мадрида и требовали автономии.

На особом положении в государстве находилась армия, которая представляла собой фактически государство в государстве. Однако крайний консерватизм ее руководства мешал ее развитию: испанские войска обучались по устаревшим стандартам и воевали устаревшим оружием, что особенно сказалось в Рифской войне с Марокко. Эта война привела и к тому, что фронтовые офицеры («африканисты») начали ощущать себя особой кастой и мечтать об приходе к власти в стране.

В Испании достаточно слабыми были позиции местных предпринимателей, экономику страны контролировали, главным образом, зарубежные компании. На всех уровнях власти процветала коррупция, в том числе и в Римско–Католической Церкви, которая, находясь на государственном содержании (равно как и многочисленные духовно–монашеские ордена вроде францисканцев, иезуитов и прочих) занималась и коммерческой деятельностью. По данным кембриджского профессора Бреннана, духовенству принадлежала треть всего капитала в испанской экономике.

Любые попытки протеста против существующих порядков безжалостно буквально топила в крови военизированная полиция — Гражданская гвардия, чьи служащие не несли никакой ответственности за многочисленные должностные преступления.

Король Альфонс XIII не мог или не хотел идти на реформы, что способствовало росту оппозиции — от либерально–республиканской до анархической.

В 1923 году ситуацию в Испании в лучшую сторону попытался изменить генерал Мигель Примо де Ривера. 13 сентября 1923 года он произвел военный переворот, распустил правительство, парламент и действовавшие политические партии, ввел цензуру. Примо де Ривера попытался путем личной диктатуры провести модернизацию в Испании, опираясь на опыт итальянских фашистов. Поощряя отечественных предпринимателей, он добился ряда социально–экономических успехов, однако под давлением и короля и значительной части общества 28 января 1930 года Примо де Ривера подал в отставку и эмигрировал.

Крах военной диктатуры привел к возрастанию сил оппозиции. В 1931 году монархия в Испании пала. 12 апреля в государстве проходили свободные муниципальные выборы. На них победу одержали лояльные королю правые партии, но в крупных городах триумф оппозиции не вызывал сомнения. Под влиянием многочисленных демонстраций горожан–республиканцев 14 апреля Альфонс XIII сложил с себя полномочия и эмигрировал. 14 апреля 1931 года Испания неожиданно для самой себя стала республикой (еще за несколько недель до того такое развитие событий представлялось абсолютно невероятным).

Из вождей оппозиции было составлено временное правительство. 28 июня того же года состоялись внеочередные парламентские выборы, на которых победили социалисты и радикальные либералы, принявшие в октябре 1931 новую испанскую конституцию.

Большое место в конституции уделялось статьям об отношениях между о государством и Церковью. Республиканцы, относившиеся к Церкви, да и к религии вообще, крайне отрицательно, лишили ее чуть ли ни всех предыдущих льгот и прав, в т.ч. на участие в образовании, проведение католических служб в армии и т.д. Были закрыты церковные учебные заведения, кроме разве что семинарий; новый закон запретил монашествующим преподавать. Конституция гарантировала неприкосновенность частной собственности — но и тут делала исключение для собственности церковной: скажем, здания храмов, монастырей, семинарий и даже литургическая утварь были объявлены принадлежащими государству, а за пользование отобранным у нее же имуществом Церковь отныне должна была платить налог. Власти открыто поддерживали всевозможную антирелигиозную пропаганду.

Сторонники новых властей восприняли эти пункты однозначно: вскоре по всей Испании прокатилась волна поджогов церквей и насилия над духовенством со стороны активистов различных левых партий (особенно анархистов). Новое руководство страны это полностью одобряло. Первый премьер–министр республики Мануэль Асанья в открытую заявил, что все церкви Испании не стоят жизни даже одного сторонника республики. «Испания уже больше не католическая страна» — заявил Мануэль Асанья. Когда же ему возразили, что большинство населения явно считает иначе, он ответил, что речь не о количествах, а о прогрессивной тенденции.

Помимо духовенства, новые власти повели наступление на другие бывшие элитные слои общества — помещиков и офицерство. У первых отбирались в собственность государства и пользование крестьян излишки земли. Существенно ударила республика и по позициям военных — урезались средства на содержания армии, резко сокращалась её численность.

Неудивительно, что 10 августа 1932 года группа кадровых военных и штатских монархистов под руководством генерала Хосе Санхурхо (в своё время принявшего Апрельскую революцию) предприняла попытку военного переворота. Восставшие захватили власть в городе Севилья, однако другие крупные города путч не поддержали. Даже многие отрицательно относившиеся к новой Санхурхо и его соратники были схвачены и приговорены к смертной казни (впоследствии заменённой на пожизненное заключение, а потом и на амнистию).

В следующем, 1933 году социалисты потерпели поражение на парламентских выборах, победу на которых праздновала консервативная партия СЭДА.

Тогда же в Испании произошло и ещё одно событие: по образцу немецкой НСДАП и итальянской НФП путём слияния мелких крайне правых испанских партий была образована Испанская Фаланга. Её главой стал сын бывшего диктатора Хосе Антонио Примо де Ривера. На выборах в 1933 фалангисты смогли добиться определённого успеха — получили место в парламенте.

К концу 1935 года левые партии (левые либералы, социалисты, коммунисты, троцкисты и примкнувшие каталонские националисты) объединили свои силы, создав по французскому образцу мощный Народный фронт Консервативные партии ответили зеркально, образовав Национальный блок.

В феврале 1936 года на выборах победили партии Народного Фронта. Правые получили на 118 депутатов меньше, чем Народный Фронт, хотя имели на полмиллиона больше голосов, чем левые. Это произошло потому, что были признаны недействительными голоса целых провинций.

Сразу с момента победы Народного фронта в испанских городах начались беспорядки. Снова при благоволении властей начались поджоги церквей, избиение священников, изнасилование монахинь. Сторонники победившего Народного фронта освободили политических заключённых из тюрем и конфисковывали земли церквей и монастырей, легализовали захват крестьянами земель помещиков, поощряли любые требования бастующих рабочих. 22 февраля были амнистированы все заключенные, в том числе и уголовники, что привело к резкому росту преступности в Испании. Неугодные же левым партиям личности вроде генерала Очоа, или лидера Фаланги Хосе Антонио Примо де Риверы, наоборот, оказывались за решеткой по сфабрикованным обвинениям.

В течение нескольких последующих месяцев правительство всё более и более левело. Испания к тому времени находилась в очень плохом экономическом положении, из 11 миллионов взрослых испанцев более 8 миллионов находились за чертой бедности, половина нации была неграмотна. Поэтому лозунги левых партий были весьма популярны.

1 мая 1936 года Народный фронт отметил военным парадом. Над марширующими колоннами колыхалось море красных знамён, реяли транспаранты с изображениями Маркса, Ленина и Сталина. Демонстранты пели «Интернационал». Тот, кто отваживался выкрикнуть «Viva España!» («Да здравствует Испания»! — клич правых), слышал в ответ: «Patria, no!», «Viva Rusia!» («нет Родине, ура России» (т. е. СССР и большевикам).

Фактически Испания раскололась на два лагеря. Резко возрос авторитет оппозиционных правых сил, в особенности резко непримиримо настроенной к республике Фаланги, несмотря на то, что формально она была вскоре после победы Народного фронта запрещена и её руководство было арестовано. Вскоре в Испании началась настоящая уличная война между фалангистами и монархистами, с одной стороны, и анархистами, троцкистами, социалистами и коммунистами, с другой. Причём правительство в открытую поддерживало последних.

В сложившихся условиях власть в руки решают взять военные с целью наведения порядка и изабавления Испании от «красной угрозы». Генералу Эмилио Мола удалось за короткое время скоординировать действия значительной части офицерства, Фаланги, испанских монархистов и прочих противников новых властей. Генералам–заговорщикам удалось добиться финансовой поддержки многих крупных испанских промышленников и земледельцев, понёсших колоссальные убытки после победы Народного фронта.

По плану Молы оппозиционные силы были должны синхронно восстать при руководящей роли войск, взять под контроль крупнейшие города и свергнуть правительство Асаньи–Касареса Кироги. Эту идею поддержали многие испанские генералы, в том числе и вполне либеральных взглядов. Правда, многие долго колебались. Долго размышлял и сам Франсиско Франко. Он даже написал письмо Касаресу Кироге с двусмыленными намеками на скорый военный мятеж, но премьер–министр это предупреждение проигнорировал. 5 июня Мола публикует документ с планом будущего восстания («Цели. методы и пути»), а позднее назначает и дату — 17 июля в 17:00.

Гражданская война в Испании

Первоначально лидером восставших мятежников был не Франко, а генерал Хосе Санхурхо, находившийся в изгнании в Португалии. Но сразу же после начала восстания он погиб в авиакатастрофе, направляясь на территорию, занятую националистами (так называли восставших). 29 сентября 1936 года состоялись выборы нового вождя среди генералитета восставших, на которых победил Франко — он был молод, энергичен, умён, не имел политических пристрастий. Ему был присвоен чин генералиссимуса и титул каудильо (вождя). Франко быстро установил связь с нацистской Германией и фашистской Италией. Гитлер и Муссолини, рассчитывая сделать Франко своей марионеткой, начали поставлять ему оружие. В конце 1936 года на стороне националистов стали сражаться немецкий авиационный «Легион Кондора» и итальянский пехотный «Корпус добровольческих сил». Помимо них, на стороне Франко воевали добровольцы из Ирландии, Португалии. Тысячи добровольцев из числа белоэмигрантов воевали в рядах армии Франко, воспринимая эту войну как продолжение российской гражданской войны против большевизма. 31 марта 1939 года на параде победы в Валенсии русские воины Испанского иностранного легиона по личному распоряжению Франко несли испанское и русское трёхцветное знамёна.

На стороне же Республики воевали коммунисты, анархисты и социалисты со всего мира. СССР принял активное участие в испанской междоусобице. Советский Союз помогал республиканцам поставками оружия и добровольцами. За 3 года войны СССР поставил Испанской республике 648 боевых самолетов, 362 танка, 120 бронеавтомобилей, 1186 орудий, более 20 тысяч пулеметов и другое оружие. При этом в ходе поставок 96 советских судов были задержаны фашистами, а 3 из них потоплены.

В Испании воевало около 3 тысяч советских военных советников: танкистов, летчиков, артиллеристов, техников, моряков, работников НКВД. Официально они считались добровольцами — советское правительство тем самым демонстрировало, что не допускает прямого вмешательства в испанский конфликт, — но на деле были командированы наркоматом обороны. Советские специалисты оказали большую помощь Испанской республике, образовав костяк военно–воздушных и бронетанковых сил. В боях за Испанскую республику погибло, по официальным данным, около 200 советских добровольцев.

 

Пропаганда одной стороны представляла эту войну как «борьбу с силами фашизма и реакции», с другой стороны война виделась как «крестовый поход против красных орд».

Начиная с лета 1937 года, националисты стали выигрывать одну битву за другой, ими были заняты Северная Испания, Андалусия, Арагон, Каталония. 1 апреля 1939 года радио Бургоса передало сообщение, распространенное позднее всеми газетами франкистской зоны: «На сегодняшний день армия красных пленена и разоружена, национальные силы овладевают последними военными объектами. Война закончена. Бургос 1 апреля 1939 года — года победы. Генералиссимус Франко».

Ныне гражданская война 1936–1939 гг. уже не разделяет испанцев воображаемой линией фронта. И самый важный шаг к национальному примирению сделал сам диктатор. В 1950–е годы началось возведение внушительного мемориала в долине Эскориал всем павшим в той войне.

С середины 50–х гг. началось «испанское экономическое чудо», выведшее Испанию из состояния одной из беднейших стран Европы на уровень вполне развитой европейской страны. Довольно продолжительное время Испания занимала второе место в мире (после Японии) по темпам экономического развития. В конце 60–х гг. в Испании начались политические реформы, расширено местное самоуправление, принято несколько конституционных законов, расширивших права граждан.

Большая заслуга человека, почти сорок лет правившего Испанией — в том, что он сумел погасить интернациональный резонанс конфликта. Современная демократическая и экономически успешная Испания, надо признать, во многом создана усилиями человека, поневоле ставшего диктатором, но превыше всего ставившего благо своей страны.

По материалам открытых источников подготовил
Анатолий Герасимчук

Памятник погибшим в гражданскую войну в Долине Павших — монументальном комплексе в Испании, недалеко от монастыря Эскориаль, в 58 км от Мадрида в горах Гвадаррамы. Сооружён в 40–е годы по приказу Ф.Франко

Из архивных материалов испанской церкви

Незадолго до провозглашения республики из России прибыло 79 специалистов–агитаторов. Национальная комиссия объединения марксистов приказала в это время создавать во всех городах революционные милиции. Уничтожение храмов или, по меньшей мере, церковной утвари было систематическим и серийным. В течение одного месяца дошло до того, что ни одна церковь не могла служить культу. По вопросу о священниках один из коммунистических предводителей заявил: «Мы имеем приказ об уничтожении всего этого семени».

Поражает число жертв. Количество уничтоженных или полностью опустошенных церквей — приблизительно 20 000. Количество убитых священников (в разоренных епархиях в среднем 40 из 100, в некоторых даже 80 из 100) достигло только среди белого духовенства около 6000. На них охотились с собаками, гнались за ними через горы, настойчиво выслеживали, где они могли укрыться. Их убивали без суда, часто тотчас же, только потому, что они были священниками. Резня приняла формы ужасного варварства. Называется более 300 000 жертв среди мирян, которых убили только по причине их политических, а особенно религиозных убеждений. В течение первых трех месяцев в самом Мадриде казнено свыше 22 000человек. Почти нет деревни, где не были бы уничтожены наиболее известные представители правых взглядов. Что касается «формы», то не было ни обвинения, ни доказательств, чаще всего не было даже суда. О наказаниях можно сказать следующее: многих жестоко калечили, а потом обезглавливали; другим вырывали глаза, отрезали язык, иных разрезали, сжигали, закапывали живьем, рубили топором. Словом, к слугам Божьим применялись самые изощренные жестокости. Из чувства стыда и сострадания мы не хотим входить в подробности.

Не проявлялось уважения к стыду женщины, даже посвященной Богу. Осквернялись могилы и кладбища. Были уничтожены тысячи всемирно известных произведений искусства. Существуют сотни исколотых картин, разбитых вдребезги скульптур, навсегда уничтоженных шедевров архитектуры. Мы можем сказать, что сокровищница искусства, особенно религиозного, обогащенная в течение веков, была в течение нескольких недель бездумно уничтожена на территориях, подвластных коммунистам. Динамит сделал свое дело в Таррагоне даже с римской триумфальной аркой, которая простояла нетронутой двадцать веков. Знаменитые собрания произведений искусства кафедрального собора в Толедо, дворца Лирия, музея Прадо были постыдным образом ограблены. Ни одна война, ни одно вторжение варваров, ни одни социальные волнения не произвели в Испании ни в каком веке такого разрушения.

В тюрьмах Бильбао толпа бесчеловечным образом убивала сотни заключенных. Массовые избиения, когда связанных военнопленных косили автоматическими карабинами. Бомбардировка открытых деревень, лишенных военных объектов. Дело уничтожения совершилось при возгласах: «Да здравствует Россия», под сенью международного коммунистического знамени. Надписи на стенах, восхваление чужеземцев, военные отряды, отданные в руки русских командиров, ограбление нации в пользу чужаков, международный гимн коммунистов — все это достаточным образом свидетельствует о ненависти к национальному духу и к патриотическим чувствам.

Разорение было настолько святотатственным, что делегат испанских коммунистов, посланный на конгресс в Москву, мог заявить: «Испания далеко обогнала дело Советов, ибо Церковь в Испании оказалась полностью уничтоженной».