Против кого идете? Против батька козацкого, Палия?…

26.05.2011 11:57:44

Украина официально отпраздновала 350-летие победы украинских войск гетмана Выговского над российской армией под Конотопом, и 300-летие Полтавской битвы Мазепы за независимость Украины от Польши. Но историческая правда состоит в том, что Выговского изгнал из Украины непобедимый запорожский кошевой Иван Сирко, а украинцев Мазепы под Полтавой победил прославленный народный любимец украинец Семен Палий. А чем закончились битвы украинцев против украинцев? И когда мы будем извлекать уроки из трагических страниц истории Украины?

Семен Цвилюк, доктор исторических наук, профессор кафедры истории государственности Украины и культурологии Одесского юридического института, в своей статье «Драма Полтавы. Правда Мазепы и «правда» Петра: можно ли их соединить?» обратил внимание на то, что в истории практически отсутствуют данные о том, кто же вышел победителем в битве против «могущественного Карла» в июле 1709 года на берегах реки Ворскла под Полтавой. Как пишет доктор наук, «даже такое специализированное фундаментальное издание, как многотомная «Советская историческая энциклопедия» в довольно содержательной статье о Полтавской битве, кроме самого Петра и его любимца, бывшего продавца пирожков с горохом и будущего генералиссимуса Алексашки Меньшикова, глухо вспоминает еще только двух–трех участников событий. И все… Загадку «генеральной баталии» в некоторой степени помогают нам раскрыть документальные и литературные источники, в частности «История Малой России» Д. Бантиш–Каменского, «История Малороссии» М. Маркевича, «История Руссов или Малой России», работы старшинско–казацкого летописца Григория Грабянки… Оказывается, решающую роль в Полтавской битве и победе над армией Карла ХII сыграли украинские казацкие полки, оставшиеся верными российскому царю, под командованием старого воина, опытного полководца Семена Палия. Полковники Павел Полуботок, Иван Скоропадский, Данило Апостол, другие мужественные козацкие вожаки — вот кто «виноват» в том, что «непобедимые господа шведы, — как отмечается в «Журнале Петра Великого», — скоро хребет свой показали, и от наших войск вся неприятельская армия весьма опрокинута».
Вот именно на этом историческом факте — участии в Полтавской битве украинских казацких полков — я и хотел бы остановиться более подробно.

Как известно, накануне Полтавской битвы войска Карла XII насчитывали до 37 тысяч солдат, в том числе до десяти тысяч запорожских и украинских казаков гетмана Мазепы. Общая численность русской армии составляла 60 тысяч солдат, в том числе оставшийся верным Петру украинско–российский гарнизон Полтавы, и украинские казацкие полки. Которые, как об этом пишут многие историки, были «под командованием старого воина, опытного полководца Семена Палия».

КТО ЖЕ ТАКОЙ, ЭТОТ СЕМЕН ПАЛИЙ? КАКУЮ ОН РОЛЬ СЫГРАЛ В ПОЛТАВСКОМ СРАЖЕНИИ?

Скажу сразу, что именно Семену Палию принадлежит едва ли не основная заслуга в победе Петра Первого под Полтавой в 1709 году. И не только потому, что, как рассказывает «История Русов», «начальник козацкий Палий, с козаками своими напав тогда на шведов в тыл и на фланги их фронтов, и прорвавшись в интервалы, сделал великое им поражение копьями и из ружьев, от чего они, смещавшись, побежали к своим шанцам и потеряли генерала своего Шлипенбаха, взятого в плен».

Как пишет неизвестный автор «Краткого описания Малороссии», самой популярной украинской летописи XVI–XVIII столетий, «бунт Мазепы ровно никакого отношения к народу не имел; он был делом самого гетмана и части реестровых казаков, исполнивших его приказ. Но другая часть казаков осталась верна Петру. Во время самого разгара Полтавской битвы Палий бросился в гущу засомневавшихся казаков; и произошла сцена, которая может взволновать всех тех, кто способен ощущать шекспировскую прелесть Тараса Бульбы и старинных малороссийских мелодрам. «Убейте меня, братья, — кричал Палий. — Убейте, не хочу видеть сорома вашего!».

Потрясённые казаки окружили некогда столь любимого вождя, и часть их вместе с ним опять перешла на сторону русского императора…». Именно этим эпизодом, по мнению некоторых историков, была решена участь Полтавской битвы.

Этот же эпизод Полтавской битвы описывал в своем романе «Семен Палий», изданном в издательстве ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» в Москве в 1955 году Юрий Мушкетик. «Против кого идете? Против нас, побратимов своих, против батька козацкого, Палия?…» — с таким воззванием обратился, по мнению Мушкетика, Семен Палий к побратимам своим, стоявшим под флагами Мазепы.

Есть и более драматические рассказы о тех событиях — когда прославленный народный любимец, воспетый в народных песнях и думах, Семен Палий, потрясая седым оселедцем, поскакал на своем коне навстречу запорожским полкам, возглавляемым кошевым атаманом Запорожской Сечи, соратником гетмана Мазепы в борьбе с российским царем Петром І, с криком: «Братья, против кого идете?»

Как бы то ни было, но достоверно известно, что запорожцы, которые были на стороне Мазепы и Карла XII, участия в решающей битве под Полтавой не приняли.

Князь Григорий Долгорукий не ошибся, когда говорил Петру: — Палия бы сюда… Народ его любит, все за ним пойдут. Даже те, кто за Мазепой пошел было.

Напомню здесь, что имя Семена Палия, наводившего ужас на мусульман, сделалось весьма популярным в Украине задолго до Полтавской битвы. Сын простого казака Нежинского полка Палий (по прозванию Гурко) родился в Борзне (Черниговская область), учился в Киево–Могилянской коллегии, после смерти первой жены ушел в Запорожье, где и был прозван за свои военные подвиги Палием («сжигателем»). В начале 1680–х годов несколько полков во главе из Семеном Палием перешли на территорию юга Киевщины. Опорным пунктом Семен Палий избрал город Фастов.

В 1683 году отряд казаков, возглавляемый Палием, брал участие в разгроме турецких войск под Веной. В 1584–1685 при участии Палия были созданы Фастовский, Богуславский, Брацлавский и Корсунский полки.

Как мы помним, в 1667 году, по условиям Андрусовского перемирия, вся Правобережная Украина была отдана под власть Речи Посполитой. И на первых порах Палий был верен польскому королю: удачно воевал с татарами. С 1688 года Палий начинает тяготиться своей зависимостью от Польши. Он неоднократно просит Москву принять его земли под свою руку, то есть объединить Левобережную и Правобережную Украину в единой гетманском государстве под протекторатом царя, но московское правительство, опасаясь нарушить мир с Польшей, отказывает. Между тем преемник Яна Собеского, король Август II, по окончании войны с Турцией нашел ненужным дальнейшее существование казачества на польской земле. Появились королевские универсалы о ликвидации казачества. Палий вместе с другими полковниками (Искрой, Самусем) открыто восстает и овладевает Белой Церковью, Немировым и другими городами, беспощадно истребляя шляхту, ксендзов и евреев. По просьбе польского короля, своего союзника в войне со шведами, Петр I посылает грамоты к Палию с требованием сдать Белую Церковь, но Палий прочно держится в крепости, несмотря на то, что другие полковники уступили. Мазепа, давно уже задумавший уничтожить опасного для его власти, любимого народом Палия, писал в Москву, что Палий собирается перейти к шведам, опустошавшим в то время Польшу. Гетману удалось хитростью заманить к себе Палия, и, арестовав его, отправить в Батурин. В марте 1705 года Палий вместе со своим пасынком Симашко был отвезен в Москву и оттуда сослан в Сибирь (в Томск). Через несколько лет, когда Мазепа перешел на сторону шведов, Палий был возвращен вместе с другими лицами, невинно пострадавшими от наветов гетмана и назначен полковником Беплоцерковского полка.

Про Палия сложено на Украине множество песен, легенд и дум. У Тараса Шевченко он вспоминается в произведениях «Чернець» и «Швачка». Упоминается он также в поэме Пушкина «Полтава» — но в роли немощного старца, что явно не соответствует исторической правде, но соответствует царской идеологии, в которой Петру не нужны были те, кто бы разделял славу победителя в Полтавской битве.

А правда была в том, что, как свидетельствуют исторические источники, Семен Палий еще до Полтавской битвы с войсками Долгорукова и со своим полком быстрыми маршами проходил по Украине, громя встречные шведские отряды, направлявшиеся к Полтаве. Гонцы Палия рассыпались по Украине. За отворотами кунтушей, в шапках, в переметных сумах везли полковничьи письма, призывающие не идти за Мазепой.

— ГЕТЬМАНЕ… БАТЬКУ… НЕ ДОЗВОЛИ БРАТСЬКІЙ РІЗАНИНІ СТАТИСЯ!

Кроме того, участие Семена Палия в составе войск Петра не могло не ударить болезненно на чувства запорожского кошевого Кости Гордиенко, который, как пишет Мушкетик, «не міг допустити, щоб його люди пішли битися на смерть зі своїми братами. Адже біля Полтави мала пролитися братська кров. Ясним променем спалахнуло у голові Гордієнка, що йому просто необхідно завадити цьому. Як тільки скінчилася нарада у шведського короля, він відвів Мазепу убік та зривним, але впертим голосом промовив:

— Гетьмане… Батьку… Не дозволи братській різанині статися! Благаю! Невже ти так хочеш порвати жили тим, з ким був і є зв“язаний кров“ю? Ти повинен розуміти… Благаю!

Мазепа теж був у неабиякому збентеженні: з одного боку без його допомоги армія Карла була майже вдвічі меншою за ворожу, а з іншого — козаки могли не погодитися битися з собі подібними і підняти бунт. Тому гетьман одразу ж пішов до Карла і за доволі швидкий час переконав його, що справедливо буде залишити запорожців у резерві, охороняти табір. Король не дуже сперечався: його набагато більше цікавив початок битви, що робило Карла трохи неуважним. Так, можливо, й була вирішена доля Полтавського протистояння».

Да, именно так, скорее всего и было. И 27 июня 1709 года совершилось то сражение, которое решило судьбу России и Швеции, удивило Европу и сделало перелом в политике держав и в жребии королей. Но Полтавская победа Петра стала настоящей трагедией для Украины. Разозленный на Ивана Мазепу царь решил отомстить всему украинскому народу. Пострадали не только приверженцы гетмана, которых тысячами убивали, вешали, сажали на кол, но и все козачество, была разрушена, ограблена и уничтожена Запорожская Сечь.

ПОЧЕМУ ТАК СЛУЧИЛОСЬ?

Почему так тогда проиграла Украина? Кто виноват? Да ведь сами украинцы и виноваты. Точно так, как и ровно за 50 лет до Полтавской битвы — в битве Конотопской. 350–летие которой недавно торжественно отмечали в Украине. И в которой, как и в Полтавской битве, украинцы тоже пошли друг против друга. А когда под Конотопом украинские полки во главе с гетманом Иваном Выговск им вместе с татарами уничтожали цвет российской армии под руководством князей Алексея Трубецкого и Семена Пожарского (и верных русскому царю казаков-запорожцев наказного гетмана Ивана Беспалого) — в это время прославленный и воспетый в песнях и думах казацкий полководец Иван Сирко напал на ногайские улусы. Из–за чего союзники крымского хана ногаи, составлявшие более половины его войска, бросили татар и ушли защищать свои кочевья. Это заставило крымского хана оставить Выговского и уйти с татарской ордой в Крым. Следствием этого стало падение политического авторитета гетмана Выговского.

Очень скоро казаки киевского, переяславского и черниговского полков, а также запорожские казаки под командованием Ивана Сирко выдвинули кандидатуру нового гетмана — Юрия Хмельницкого. Выговского принудили отречься от власти и официально передать гетманские клейноды Хмельницкому. Вскоре Выговский бежал в Польшу, где впоследствии был казнён по обвинению в измене.

Русско–польская война 1654–1667 годов, эпизодом которой являлась Конотопская битва, в итоге закончилась Андрусовским перемирием, повлекшим за собой раздел Украины по Днепру на Правобережную и Левобережную.

И кто в этом виноват?

Анатолий Герасимчук