Прадед Нахимова был генеральным писарем у Ивана Мазепы?

26.05.2011 18:57:38

5 июля 2010 года исполнилось 208 лет со дня рождения одного из величайших адмиралов российского флота Павла Степановича Нахимова. Он был, без всякого преувеличения, «слуга царю, отец солдатам». А если не в рифму — то матросам и офицерам флота он заменял и отца, и мать, его любили ничуть не меньше, чем его великого предшественника — Александра Васильевича Суворова

Родился Павел Степанович 23 июня (5 июля) 1802 года в селе Городок (совр. с.Нахимовское) Вяземского уезда Смоленской губернии в небогатой и многодетной дворянской семье семье отставного военного — секунд–майора Степана Нахимова из рода казаков–запорожцев, чем всегда гордился. И хотя в исторических источниках есть несколько вариантов происхождения рода Нахимовых, но бесспорным является то, что предки Нахимова — украинские казаки.

В начале XX ст. историк В.Л.Модзалевский сделал предположение о происхождении слобожанских Нахимовых от некого Андрея Нахименко, жившего в Полтаве во 2–й пол XVII ст. По другим данным, основатель украинского рода Нахимовских был в ближайшем окружения гетмана И.Мазепы — генеральный писарь Войска Запорожского Федор Нахимовский. При гетмане Орлике Нахимовский выполнял дипломатическую миссию и был послом в Крыму, умер и похоронен в 1758 году в Бахчисарае.

Александр Нахимов, москвич, единственный проживающий в СНГ представитель рода Нахимовых, пишет: «В нашем дворянском адмиральском роду не было ни иудеев, ни выкрестов. Как не было в нем ни сапожников, ни брадобреев, ни шинкарей, а были флотские офицеры (в частности, шесть адмиралов), уездные предводители дворянства, герои партизанской войны 1812 г. и т.п., — сугубо военная косточка в нашем роду прослеживается от дальних пращуров».

Прапрадед флотоводца Тимофей был запорожским казаком. Дед будущего флотоводца Михайло (Мануйло) Тимофеевич Нахимов служил в Ахтырском слободском казачем полку, из него вышли позднее лихие гусары и драгуны, покрывшие себя боевой славой под Полтавой, в сражениях с Наполеоном, с германцами в первой мировой. Михайло Нахимов участвовал в знаменитых суворовских походах — Очаковском и Хотинском. В 1757 году Указом императрицы Елизаветы Петровны был пожалован чином сотника «за безупречную службу и заслуги». С этого указа начинается дворянство Нахимовых.

Этим правом, неся службу в Смоленске, воспользовался Семен Михайлович Нахимов (старший из пяти сыновей Михайла Тимофеевича, двоюродный дед Павла Степановича Нахимова).

Отец Степан Михайлович при Екатерине Великой получил чин майора. Выйдя в отставку, он поселился в имении на Смоленщине, где владел шестью деревнями. Во время Отечественной войны 1812 года Степан Михайлович вновь надел военный мундир и пошел служить в смоленское ополчение.

У Нахимовых было одиннадцать детей. Пятеро умерли в младенчестве. Остались пять сыновей и дочь. И с такой большой дружной семьей вряд ли можно было рассчитывать на особый достаток. Но Нахимов–старший денег на образование детей не жалел, и они учились в охотку, без всякого принуждения. А отставного военного в Смоленской губернии уважали настолько, что его выбрали даже уездным предводителем дворянства.

Примечательно, что все сыновья пожелали служить на флоте. Все пятеро в разное время поступили в самое элитарное в то время учебное заведение — Морской кадетский корпус и успешно его закончили.

Сергей Нахимов дослужился до вице–адмирала, был директором Морского корпуса, который сам в свое время окончил. Его брат Николай вышел в отставку капитан–лейтенантом и занялся управлением имением. Иван скончался в 30 лет, будучи лейтенантом. Платон ушел в отставку капитаном второго ранга. С 1834 по 1848 гг. служил инспектором Московского университета. Был очень любим студентами, они даже посвящали ему стихи. Но наибольшую известность получил Павел Нахимов.

Еще в юношеские годы он отличался не только особой любознательностью, но и очень ответственным отношением к освоению нелегкой науки побеждать. Все свое свободное время он посвящал именно учебе. Пока остальные его сослуживцы были заняты мыслями о том, как вскружить головы столичным барышням побогаче да познатнее, Нахимов с упоением изучал историю морских сражений, биографии великих флотоводцев, с тем, чтобы впитать все самое лучшее.

Окончил Морской кадетский корпус в 1818 году. В морском кадетском корпусе существовала строгая иерархия, то есть по выпуску «каждый сверчок знал свой шесток». Нахимов был признан шестым по рейтингу выпускников, это позволило ему надеяться на то, что он попадет в хорошие руки. И его ожидания сбылись: он был зачислен в Петербургский морской экипаж, а затем представлен для участия в кругосветном плавании на 36–ти пушечном фрегате «Крейсер». Молодой офицер попал под начало легендарного капитана 2–го ранга Михаила Петровича Лазарева, героя похода в Антарктиду, бесстрашного мореплавателя.

Строг был Михаил Петрович, не только матросы, но и офицеры выкладывались у него на полную катушку. Кто–то роптал, а мичман Нахимов с таким же упорством, как в корпусе, постигал все тонкости морской службы. И вскоре освоился так, что к нему не стеснялись обращаться за советом и более опытные моряки.

Особенно возрос авторитет молодого мичмана во время морского похода. На подходе к Рио–де–Жанейро «Крейсер» попал в шторм. Порывом ветра за борт выбросило матроса. После команды «Человек за бортом» первым вызвался спасать матроса мичман Нахимов. Вместе с матросами он погрузился на маленький катер и бросился навстречу стихии. И пропал из виду. Более четырех часов на «Крейсере» искали катер. И даже пришли к выводу, что моряки погибли. Но Нахимов сумел удержать катер на поверхности. Все до одного его подчиненные вернулись на борт.

По окончании кругосветки Нахимова наградили орденом Святого Владимира IV степени.

После кругосветного плавания Нахимова хотели направить в Морской Гвардейский экипаж. В перспективе — спокойная служба на берегу в столице, карьерный рост. Но вот что пишет Нахимов в письме другу: «Скажи — я — кандидат Гвардейского экипажа; ты знал всегда мои мысли и потому можешь судить, как это для меня неприятно. На этой же почте пишу к брату Платону Степановичу и прошу его употребить все средства перевести меня в Архангельск или куда–нибудь, только не в Гвардейский экипаж».

Двадцатитрехлетний лейтенант ищет протекцию не для занятия теплого местечка, а для направления на флот. Помощь Нахимову оказал Михаил Петрович Лазарев. Он добился его назначения к себе, на строящийся в Архангельске линейный корабль «Азов».

В ходе Наваринского сражения в 1827 году против турецкого флота 25–летний лейтенант, командуя артиллерийской батареей, не только проявил чудеса храбрости. Из всей соединенной эскадры Англии, Франции и России ближе всех подошел к неприятелю «Азов», и во флоте говорили, что «Азов» громил турок с расстояния не пушечного выстрела, а пистолетного выстрела. Отважность, не иначе. Убитых и раненых на «Азове» было в наваринский день больше, чем на каком–либо ином корабле трех эскадр, но и вреда неприятелю «Азов» причинил больше, чем наилучшие фрегаты командовавшего соединенной эскадрой английского адмирала Кодрингтона. В том бою «Азову» противостояли, по меньшей мере, 5 кораблей турецкого флота, в том числе и флагманский. Но все они пошли ко дну. А «Азов» вышел из сражения поврежденный, но непобежденный. Кстати, сам Нахимов был ранен, но поле боя не покинул до последней минуты сражения. Так начал Нахимов свое боевое поприще, свой первый бой, свой пусть воина и защитника. За это герою было досрочно присвоено звание капитан–лейтенанта и вручен орден Святого Георгия IV степени.

Вот что он писал приятелю о битве: «Кровопролитнее и губительнее этого сражения едва ли когда флот имел. Сами англичане признают, что ни при Абукире, ни при Трафальгаре ничего подобного не видели. Я не понимаю, любезный друг, как я уцелел. Я был наверху, на баке, у меня было 36 человек, из которых шестерых убило и 17 ранило, меня даже щепкой не тронуло».
Во время русско–турецкой войны 1828–1829 Нахимов командовал корветом «Наварин» (участвовал в блокаде Дарданелл), а с 1829, после возвращения в Кронштадт, — фрегатом «Паллада».

Как вспоминали об этом периоде службы будущего адмирала его боевые товарищи: «Павел Степанович работал, не покладая рук все 24 часа. Он никогда не думал о себе, а все о корабле и экипаже».

В 1834 переведён на Черноморский флот и назначен командиром линейного корабля «Силистрия», который по организации службы, боевой подготовке и маневрированию был лучшим кораблем на Чёрном море. Командуя флотом, М.П.Лазарев часто держал на «Силистрии» свой флаг, ставил её в пример всему флоту. В 1845 году Нахимов стал контр–адмиралом с подачи Михаила Петровича Лазарева, который очень доверял своему ученику.

Нахимов командовал бригадой (с 1845), дивизией (с 1852) и эскадрой кораблей (с 1854), которые несли боевую службу у кавказского побережья, пресекая попытки турок и англичан подорвать позиции России на Кавказе и на Чёрном море.

Конечно, далеко не все офицеры и матросы готовы были идти на такое самопожертвование ради службы. Нахимов даже все свое жалованье пускал не на себя, а на корабль и своих подчиненных. И, как Суворов, вполне обходился самым малым. Причем, требовал от офицеров того, чтобы они не заносились перед матросами, а стали для них добрыми наставниками и советчиками.

В процессе обучения и воспитания моряков, во время боевых действий он призывал их изучать свою родную страну и не подражать слепо иностранным порядкам. Он говорил: «…Да зачем же прельщаться до такой степени всем чужим, чтобы своим пренебрегать. Некоторые так увлекаются ложным образованием, что никогда русских журналов не читают и хвастают этим… Понятно, что господа эти до такой степени отвыкают от всего русского, что глубоко презирают сближение со своими соотечественниками, простолюдинами».

Нахимов всегда считал, что матросы — основная военная сила флота. Вот кого, по его мнению, нужно возвышать, учить, возбуждать в них смелость, геройство, желание трудиться, желание совершать подвиги ради Родины.

Военное дарование и флотоводческое искусство Нахимова во всей полноте проявилось в Крымской войне 1853–1856 годов.
Вершина полководческого достижения Нахимова — Синопское сражение. Командуя эскадрой Черноморского флота, Нахимов обнаружил и заблокировал главные силы турецкого флота в Синопе, а 18 (30) ноября полностью разгромил их. Примечательно, что эскадра Нахимова справилась со всем турецким флотом в считанные часы. Сражение началось в половине первого, а уже около трех с четвертью часов все было кончено…

Вот только факты: турки имели двукратное превосходство в кораблях, к тому же они находились под защитой береговых батарей. В результате сражения весь турецкий флот был уничтожен. Нахимов не потерял ни одного корабля. Потери турков — 3200 человек убитыми, ранеными и взятыми в плен. Русских — 38 убитых и 230 раненых.

Нахимов предвидел возможные варианты развития событий на Черном море. В своем докладе он писал, что европейские державы, имеющие паровой флот, обязательно вмешаются в русско–турецкий конфликт. Россия, обладающая парусным флотом, не сможет им противостоять. Для недопущения этого Нахимов предлагал провести операцию по перекрытию черноморских проливов. Его предупреждение власти не восприняли всерьез.

Во время Севастопольской обороны 1854— 1855 Нахимов правильно оценил стратегическое значение Севастополя и использовал все имевшиеся в его распоряжении силы и средства для усиления обороны города. Занимая должность командира эскадрой, а с февраля 1855 командира Севастопольского порта и военного губернатора, Нахимов фактически с самого начала обороны Севастополя возглавлял героический гарнизон защитников крепости, проявив выдающиеся способности в организации обороны главной базы флота с моря и суши. Под его руководством было осуществлено затопление нескольких деревянных парусных кораблей у входа в бухту, что преградило доступ в неё вражескому флоту. Это значительно усилило оборону города с моря. Нахимов руководил строительством оборонительных сооружений и установкой дополнительных береговых батарей, явившихся костяком сухопутной обороны, созданием и подготовкой резервов. Он непосредственно и искусно осуществлял управление войсками при боевых действиях. Оборона Севастополя под руководством Нахимова отличалась высокой активностью, широко применялись вылазки отрядов солдат и матросов, контрбатарейная и минная борьба. Прицельным огнём с береговых батарей и кораблей наносились чувствительные удары но врагу. Под руководством Нахимова русские матросы и солдаты превратили слабо защищённый до того с суши город в грозную крепость, которая успешно оборонялась 11 месяцев, отбив несколько неприятельских штурмов.

В ходе обороны Севастополя в 1855–56 годах именно Нахимов был душой флота. Нахимов пользовался огромным авторитетом и любовью защитников Севастополя, он проявлял хладнокровие и выдержку, подавал пример мужества и бесстрашия. Личный пример адмирала воодушевлял всех севастопольцев на героические подвиги в смертельной борьбе с врагом. В критические моменты он появлялся в самых опасных местах. «Пока с нами Нахимов — не видать врагу Севастополя!» — так, по воспоминаниям современников, говорили матросы и солдаты.

Во время одного из объездов передовых укреплений 12 июля 1855 года Нахимов был смертельно ранен пулей в голову на Малаховом кургане. Гибель П.С.Нахимова предопределила скорое падение Севастополя.

Похоронен был рядом с адмиралами–черноморцами М.П. Лазаревым, В.А. Корниловым и В.И. Истоминым. У «могилы четырех адмиралов», как назвал ее народ, был впоследствии возведен собор св. Александра, так же больше известный в народе как «Собор четырех адмиралов».

Интересна судьба памятника Нахимову. В 1928 году его убрали, поставив адмиралу в вину, что он «служил русскому царю» (а кому же еще мог служить российский адмирал?). И только после Великой Отечественной войны, когда Севастополь вновь овеял себя славой, памятник Нахимову в 1959 году снова вернулся на свое место.

Адмирала Нахимова помнят и уважают в России и Украине. На Северном флоте несет боевую вахту ракетный крейсер «Адмирал Нахимов». Мальчишки, решившие стать военными моряками, учатся в Нахимовском училище и гордо именуют себя нахимовцами. Принято считать, что три белые полоски на морском воротнике (гюйсе) символизируют три победы русского флота. И одна из них — Синопское сражение, в котором эскадра под командованием Нахимова уничтожила турецкий флот. Ну и, конечно, многие видели художественный фильм «Адмирал Нахимов».

В 1944 году в СССР были учреждены орден Нахимова, имевший две степени, и медаль Нахимова. Орденом награждались офицеры ВМФ за выдающиеся успехи в разработке, проведении и обеспечении морских операций, в результате которых была отражена наступательная операция противника или обеспечены активные операции флота, нанесен значительный урон противнику.

Медалью Нахимова награждались матросы и солдаты, старшины и сержанты, мичманы и прапорщики ВМФ и морских частей погранвойск. Награда вручалась за умелые, инициативные и смелые действия, способствовавшие успешному выполнению боевых задач кораблей и частей на театрах морских действий, за мужество, проявленное при защите морских границ, за другие заслуги во время прохождения действительной военной службы в условиях, сопряженных с риском для жизни.

В списке нынешних российских наград орден Нахимова сохранился. А вот медаль, названная именем флотоводца, почему–то исчезла. Непонятно, кому и чем не угодил Нахимов, всегда с вниманием и заботой относившийся к нижним чинам.

В Украине именем Нахимова сегодня названа Академия Военно–морских сил Украины (ранее — Севастопольский военно–морской институт имени П.С.Нахимова) и военно–морской колледж. В 2002 году премьер–министром Украины Виктором Януковичем была учреждена стипендия имени П.С.Нахимова для наиболее талантливых курсантов.

Подготовил Анатолий БУРЫЙ
по материалам Советской Военной Энциклопедии,
газеты «Слава Севастополя», ru.wikipedia.org,
shkolazhizni.ru и других открытых источников