Как рождаются легенды или Ошибки Руха. Конец Руха.

26.05.2011 18:22:55

Критический взгляд на прошлое и настоящее Народного Руха Украины и вообще на украинскую политику. Ошибки Руха. Конец Руха.

Итак, Вячеслав Чорновил, придя к руководству Рухом в 1992 году на его третьем съезде, сразу начал совершать стратегические и непоправимые ошибки, которые оказали влияние не только на дальнейшую судьбу Руха как партии, но и на дальнейшую судьбу Украины как государства. В 1992 году Рух уходит в оппозицию, отвергнув предложение Кравчука о сотрудничестве. На четвертом съезде в декабре 1992 года Рух резко и значительно суживает сферу своего влияния, превратившись в партию и противопоставив себя другим, уже созданным на тот момент национально-демократическим партиям — в первую очередь УРП и ДемПУ. В результате на парламентских выборах 1994 года НРУ получил всего около 30 мандатов, что означало полный провал после мощнейшего выступления Руха на политической арене Украины в конце восьмидесятых — начале девяностых годов. К руководству Верховной Рады приходит левое большинство, спикером становится поддержанный коммунистами социалист Мороз.

После такого фиаско НРУ во главе с Чорноволом совершает еще одну ошибку — принимает решение об отказе от участия в президентских выборах осени 1994 года и фактически поддерживает Кравчука. Того Кравчука, протянутую руку которого с предложением о сотрудничестве Чорновил гордо отверг в 1992 году. В результате Рух потерпел еще одно поражение — Президентом Украины стал тот, кого Рух называл главным врагом украинской государственности — Леонид Кучма.

МЕЖДУ КРИТИКОЙ И ПОДДЕРЖКОЙ…

Дальше начинаются прыжки Руха от уходов в оппозицию и критики власти до ее поддержки и сотрудничества. Например, Вячеслав Максимович говорил о правительстве: «Или это сборище невежд, которые не знают, что творят… Или это преступники, которые намеренно доводят народ до отчаяния, голода и холода…» Но, как писали в прессе, «пикантность этому пассажу придавало то, что одним из членов Кабинета «невежд» и «преступников» был член Руха, министр экологии Юрий Костенко. Благополучно переживший пятерых премьеров, которых Рух периодически критиковал за «антинародную политику»…

Комментируя победу Кучмы на выборах 1994-го Чорновил говорит о том, что новоизбранный глава государства «не способен проводить экономические реформы, он так и остался с психологией руководителя государственного предприятия».

Но вместе с тем Чорновил не мог не осознавать: для того чтобы партия не потеряла остатки влияния, а он сам не потерял кресло председателя, необходимо было искать точки соприкосновения с новой властью.

Уже в марте 1995-го оценки круто изменились. Лидер НРУ о деятельности Президента говорит: «Мы поддерживаем Леонида Кучму, поскольку он делает то, что совпадает с нашей платформой и с нашими идеями».

Но в декабре 1995-го лидер партии снова критикует кучмовскую команду: «… «Партия власти», разваливая государство, несет не меньшую угрозу для Украины, чем левые силы…»

Съезд принимает очередное решение о переходе в оппозицию. Но оппозиция выглядит несколько странно, ибо даже руководители партии неоднозначны в своем отношении к Президенту.

В промежутках между критикой и поддержкой Президента руководство Руха посылало Президенту свои кадровые предложения, которые тот периодически учитывал, как, например, в случае с назначениями главами областных администраций Черновицкой и Тернопольской областей Георгия Филипчука и Богдана Бойко.

РУХ ПЕРЕД 1999-М

Сегодня многие говорят, что если бы Чорновил не погиб в 1999 году, то он точно стал бы Президентом страны, и мы бы жили теперь в совершенно другой стране. Я понимаю этих людей, поддавшихся активной пропаганде идеологического аппарата Президента Кучмы по созданию мифа о народном герое Вячеславе Чорноволе. Но на самом деле, в реальной жизни, а не в кучмовской мифологии, все было не так. Чорновил шансов стать Президентом на выборах 1999 года не имел. Никаких. Так же, как не имел их и в 1994 году. Поэтому он и не выставлял свою кандидатуру ни в 1994-м, ни, тем более, не собирался становиться кандидатом в Президенты в 1999-м году. Почему так было, и почему погиб Чорновил, почему Кучма был заинтересован в канонизации образа покойного Чорновола — давайте разберемся.

Об ошибках Чорновола, приведших Рух к резкому падению авторитета в период с 1992 по 1998 год, мы уже сказали. Но в стране тогда начали активно работать общественные организации: «Просвита», Союз офицеров Украины, Украинское казачество, ветеранское объединение во главе с Юхновским, патриотические молодежные организации. Лидер Конресса украинской интеллигенции и Демократического объединения «Украина» Иван Драч инициировал накануне выборов 1998 года подписание Меморандума о согласованных действиях национально-демократических партий и общественных организаций.

Чорновил вынужден был признать, что зацикленность Руха на самом себе привела его к политической самоизоляции, по его выражению — политическому «гетто». Объединение Руха с общественными организациями и, в результате, возврат в Рух многих известных активистов общественных движений — это привело к относительно неплохому результату 1998 года. На этих выборах Рух занял второе место после коммунистов, набрав 9,4% голосов избирателей. По сравнению с парламентскими выборами 1990 года и президентскими 1991-го — когда Чорновил получил 23,27% — 9 процентов было мало. Левые партии снова сформировали руководство парламента во главе уже с Александром Ткаченко. Фракция НРУ, подкрепленная победой нескольких «мажоритарщиков», состояла всего лишь из 47 депутатов. Но по сравнению с 1994 годом это был успех.

И этот успех о многом говорил Кучме. Приближался 1999 год — выборы Президента. Рухом было принято решение о выдвижении в Президенты согласованной со всеми национал-демократическими силами единой кандидатуры. При объединении всех правых сил их представитель запросто мог выйти во второй тур вместе с Симоненко (который тогда — и все это понимали — в первом туре был основным претендентом на первое место).

Вот поэтому главной опасностью на выборах 1999 года для Кучмы стал Рух — единственная парламентская партия, которая могла стать центром объединения всех правых сил в Украине. Кучме нужно было, во-первых, не допустить такого объединения, и, во-вторых, вообще нейтрализовать Рух. Чтобы электорат Руха голосовал за Кучму. Идеальным вариантом было выдвижение Рухом своей непроходной кандидатуры без согласования ее с другими правыми партиями и общественными организациями. Или расколоть Рух и тем самым устранить его с политической арены.

На тот момент в Рухе не осталось ярких личностей. Бывшие заместители Чорновола Сергей Головатый и Александр Лавринович, как и многие другие талантливые политики, были вытеснены из партии (Чорновил не терпел конкурентов), прекрасный организатор и глава Секретариата Руха Михайло Бойчишин погиб. Центральный Провод Руха принимает решение выдвинуть кандидатом в Президенты молодого перспективного политика, министра экологии Юрия Костенко — для вынесения его кандидатуры на рассмотрение форума всех национально-демократических сил. Еще раз прошу заметить, что речь о Чорноволе, как кандидате в Президенты, в 1999 году не шла вообще — и он сам это понимал, и свою кандидатуру не предлагал. Чорновил уже не мог тогда стать объединительной фигурой на правом фланге политических сил в Украине — слишком много он наделал ошибок, полностью потеряв свой авторитет не только в народе, но и в среде национал-демократов.

РАСКОЛ

Выдвижение Костенко и подготовка к форуму правых сил — это не устраивало Кучму. Любой молодой политик, какого ждало тогда общество, при согласованной поддержке всех правых сил имел шансы не пропустить Кучму во второй тур. По свидетельству близких тогда к Чорноволу людей, в ночь после решения Центрального Провода Руха о выдвижении Костенко на квартиру к Чорноволу прибыли посланцы от Кучмы. Разговор длился до трех часов ночи. Утром следующего дня Чорновил объявил, что кандидатом в Президенты от Руха должен стать престарелый министр иностранных дел Геннадий Удовенко.

В Рухе сразу же наметился раскол. Большинство членов Центрального Провода с таким решением Чорновола было не согласно. Но Чорновил настаивал на кандидатуре Удовенко, и его предложение было поддержано делегатами первого этапа 9-го съезда НРУ в декабре 1998 года. Окончательное решение и официальное выдвижение кандидата в Президенты с учетом мнений других партий и общественных организаций должно было состояться на втором этапе съезда, намеченном на май 1999 года — после вступления в силу Закона «О выборах Президента Украины». Но не так получилось.

Лидеров партии и общественных организаций волновал вопрос — почему Рух не идет на переговоры со всеми демократическими силами, почему выдвигает заведомо непроходную кандидатуру? Но 25 января 1999 года Чорновил рассылает всем головам областных и районных организаций письмо, где обвиняет часть партийного руководства в заговоре против партии. Это было началом конца.

12 февраля 1999 года в руховской газете «Час» выходит статья Ярослава Кендзера, в которой он «выводит на чистую воду» 30 своих однопартийцев — народных депутатов. Эта провокационная статья стала еще одним из детонаторов взрыва. 16 февраля 13 голив областных организаций принимают решение о досрочном созыве второго этапа 9-го съезда.

Дальше действия Чорновола становятся вообще малообъяснимыми. Без согласования с Центральным Проводом 18 февраля он пишет распоряжения о подчинении лично себе Секретариата Руха, охраны помещений Руха и т.п. Ответом на эти антиуставные действия председателя партии стало сначала решение фракции НРУ в Верховной Раде от 19 февраля о смене руководителя фракции — вместо В.Чорновола таковым был избран Ю.Костенко. 20 февраля большинством голосов Центральный Провод НРУ принимает решение высказать недоверие В.Чорноволу и созвать внеочередной, 10-й съезд партии, на котором рассмотреть вопрос о целесообразности пребывания В.Чорновола на посту Головы НРУ.

В ответ Вячеслав Чорновил объявляет о выходе из фракции НРУ и создании фракции «Рух – 1″. Прошу обратить внимание — официальный раскол Руха начался с раскола парламентской фракции. И расколол ее лично В.Чорновил, выведя вместе с собой из фракции НРУ 14 депутатов. Во фракции НРУ осталось 33 народных депутата — практически все основатели НРУ и лидеры общественных организаций. Вот такая хроника событий.

28 февраля 1999 года на внеочередном 10-м съезде НРУ председателем партии был избран Ю.Костенко. А 7 марта состоялся съезд сторонников В.Чорновола, на котором были приняты поправки к уставу партии, председателем утвержден В.Чорновил, и утвержден кандидат в Президенты Г.Удовенко.

После этих событий в Мариуполь приезжал лидер ПРП народный депутат Виктор Пинзенык. Я пришел к нему на встречу и задал вопрос: «Ваша партія в блоці з НРУ. Що відбувається в керівництві НРУ, і хіба має шанси Удовенко на виборах Президента України?» В.Пинзенык ответил мне буквально следующее: «Зараз ми робимо все для того, щоб об’єднати обидві частини Руху. Щодо Удовенка, то ми провели опитування, і дійсно, він шансів не має. І я Вам скажу більше того: Чорновіл це також зрозумів, і кандидатура Удовенка буде переглянута».

Но… Не для того разъединяли. Чорновил, может, и осознал, что он наделал. Но МАВР сделал свое дело и должен был уйти. 26 марта Вячеслав Чорновил погиб, 29 марта, в день его похорон Минюст принимает решение, согласно которому большая часть партии оказывается вне Руха. Удовенко срочно становится членом партии и избирается головой НРУ.

И вот дальше на государственном уровне срочно включается механизм по канонизации образа Чорновола. Вся идеологическая машина Кучмы включается в творение мифов о Чорноволе — с присвоением его имени улицам и проспектам. Наследником идей Чорновола становится Удовенко. И все это с одной и единственной целью — не допустить объединения национал-демократов и выдвижения от них единого кандидата. Задача была успешно достигнута. Сторонники правых были вынуждены голосовать за Кучму. Кучма за это наградил Чорновола званием Героя Украины. Посмертно.

Левый электорат, кстати, тоже развели. Там серьезные шансы на выход во второй тур имел Александр Мороз. Но от него откалывается Наталья Витренко, ей предоставляется эфир — и она со всей пролетарской ненавистью обрушивается на Мороза. В результате во второй тур вместе с Кучмой выходит Симоненко — самый приемлемый тогда вариант для Кучмы.

Вот такая простая реальная политика.

НАСЛЕДСТВО

После 1999 года правое движение в Украине практически было полностью дискредитировано продолжающимися распрями и борьбой за лавры некогда мощного народного движения, стоявшего у истоков независимости Украины — Народного Руха Украины.

«Достойным» продолжателем дела Чорновола стал Юрий Костенко. В декабре 1999 года на съезде костенковской части Руха было принято решение о регистрации новой партии с названием «Рух (Украинский Народный Рух)». Юрий Костенко оказался во главе самой мощной на тот момент правой политической силы. В которую вошел тогда первый голова Руха Иван Драч, голова «Просвиты» Павло Мовчан, председатель Молодого Руха Вячеслав Кириленко, председатель Союза офицеров Украины вице-адмирал Борис Кожин, президент «Оболони» Александр Слободян, президент Федерации шахмат Украины Виктор Петров, а также Валерий Асадчев (ныне полтавский губернатор), Валерий Алешин (ныне заместитель министра экономики, ранее глава Госкомфинуслуг), поэт Дмитро Павлычко, академик Игорь Юхновский, Александр Лавринович и многие другие. Огромные интеллектуальные и материальные усилия этой команды были брошены на борьбу за право называться единственными наследниками Руха. Заметим — не на созидание, не на создание в Украине новой мощной правой силы, а на противоборство. Причем, противоборство не только между собой, но также и с государственной идеологической машиной, которая умело для этого использовала образ погибшего Чорновола. Режиму Кучмы подобная ситуация была как бальзам на душу. Того Чорновола, которого власть раньше всячески охаивала, теперь эта же власть возвышала и прославляла — используя этот образ как мощный рычаг в борьбе против всего правого движения путем поддержания раскола.

Три года партия Рух (УНР) во главе с Костенко потратила на эти бесполезные попытки борьбы за прошлое — пока не поняла бесполезность, и даже, учитывая ситуацию, кощунственность усилий. В 2002 году партия Костенко приняла решения переименоваться в Украинскую Народную партию. Еще три года было потрачено на раскрутку нового названия, но накануне парламентских выборов 2006 года появилась Народная партия Литвина… Кстати, не могу не заметить здесь, что еще в декабре 1999 года решением возглавляемой мной Донецкой областной организации руководству костенковского Руха было предложено в случае создания и регистрации новой партии не цепляться за старое название, а назваться просто Народной партией. В 2002 году моя статья с таким же предложением была размещена в газете «Народне слово». Но…

Самостоятельный поход в 2006 году за мандатами УНП под руководством Костенко сокрушительно проиграла, отобрав от НСНУ около десяти депутатских мест. 10 августа 2006 года Юрий Костенко объявил об уходе своей партии в оппозицию. Фактически в оппозицию к тому Президенту, за которого его партия агитировала народ Украины и стояла на Майдане. Костенко тогда же призвал губернатора Полтавской области (члена УНП) Валерия Асадчева уйти в отставку. Получается, что лично Костенко ничего не претило быть шесть лет министром в правительстве при «враге украинской государственности» Президенте Кучме, а в 2006 году, когда «не враг» Ющенко был во власти — надо было всем национал-демократам уходить в окопы? Или снова все проще — когда речь идет об интересах собственных, то принципы забываются? Кроме того, Костенко почему-то «забыл» тогда попросить уйти в отставку министра АПК Юрия Мельника, который был в первой пятерке блока Костенко на выборах 2006 года. И его протеже, главу ДУСи (и «Нашей Рябы»), человека из ближайшего окружения Ющенко, члена УНП Игоря Тарасюка (который, кстати, сыграл решающую роль и в назначении на пост губернатора Донецкой области в 2005 году Вадима Чупруна — теперь члена Партии Регионов).

В 2007 году Юрий Костенко — опять с Ющенко. За собой в парламент он привел всего четверых человек. Кроме прежних руховцев — Ивана Зайца и Александра Слободяна — в парламент получили возможность попасть донецкий бизнесмен Александр Клименко и бывший теперь помощник Игоря Тарасюка, молодой, практически никому в УНП не известный Андрей Давиденко. А что поделаешь? Кто платит, тот, как говорится, и музыку заказывает. А в нашем случае — списки составляет. А результат? Ушли из членов УНП голова Просвиты Павло Мовчан, Голова Молодого Руха Вячеслав Кириленко, бывшие уже председатели областных организации УНП Олесь Гудыма (Львов), Левко Бирюк (Хмельницкий), Святослав Васильчук (Житомир), Борис Загрева (Луцк), Виктор Цымбалюк (Одесса), Евгений Жовтяк (Киев), Валентин Ткалыч (Луганск) и многие другие. Они теперь кто в БЮТ, кто в НСНУ, кто в «Свободе», а кто и вообще ушел из политики. А Юрий Костенко, похоже, недавно был согласен Украинскую народную партию и вовсе распустить. Сегодня член УНП адмирал Борис Кожин, первый главнокомандующий Военно-Морскими Силами Украины, «гордо» замыкает список НУНС – после братьев, племянников, секретарш и иной прислуги «помаранчевых» лидеров. Вот там теперь место УНП – в задней части НУНС. Так что Костенко оказался достойным продолжателем руховских традиций пребывания между властью и оппозицией, между принципами и потребностями…

А Народный Рух Украины, возглавляемый после смерти Чорновола сначала бывшим министром МИД Геннадием Удовенко, потом бывшим и действующим министром МИД Борисом Тарасюком, вместе с упоминавшимися в начале статьи Вячеславом Ковалем, Лесем Танюком и Ярославом Кендзером, медленно, но уверенно движется к своему финалу. Поддерживаемый на плаву только именем возвышенного державой Кучмы после смерти в 1999 году Вячеслава Чорновола…

Завершая, можно, наверное, сказать лишь одно: Не творите себе идолов… И не поклоняйтесь им…

Анатолий Герасимчук
Начало статьи здесь и здесь