Как рождаются легенды или кто создал и кто разрушил Рух. Часть вторая

26.05.2011 18:08:01

«РУХ НЕ ЗМІГ ПІДНЯТИСЯ НАД ЕГОЇСТИЧНИМИ РОЗРАХУНКАМИ В І’МЯ УКРАЇНСЬКОЇ НАЦІНАЛЬНОЇ ІДЕЇ, ПІШОВ З ПОЛЯ БОЮ, ЯК ТАТАРСЬКИЙ ХАН ПІД БЕРЕСТЕЧКОМ…»

Критический взгляд на прошлое и настоящее Народного Руха Украины и вообще на украинскую политику.

Поводом к написанию этого материала стал просмотр художественно-документального фильма Вячеславе Чорноволе под названием «Він розбудив Кам’яну державу». Фильм создан по заказу политической партии «Народный Рух Украины» в 2006 году и время от времени показывается на телевизионных экранах.

Но… В фильме нет ни слова о сыновьях Чорновола — Андрее и Тарасе. Тарас был рядом с отцом в жизни и в его политической деятельности, он после смерти отца стал редактором руховской газеты «Час». В фильме Тараса нет. Есть рассказы о Чорноволе его жены в последние годы Атены Пашко, ее дочери и его сестры. А также героями фильма стали и политики. Их выбор, как признался режиссер, определялся не им, а теми, кто заказывал фильм — партией НРУ, возглавляемой ныне Борисом Тарасюком.

В фильм «Той, що пробудив Кам’яну державу» не попали те, кто были организаторами создания Украинской Хельсинской спилки: первый руководитель группы, поэт, писатель, философ Николай Руденко, учредители УХС в Украине генерал Петр Григоренко, Олесь Бердник, Иван Кандыба, Левко Лукьяненко, Мирослав Маринович, Николай Матусевич, Оксана Мешко, Нина Строката, Алексей Тихий. Но они, так же, как и Чорновил, прошли лагеря и тюрьмы, а Лукьяненко вообще был приговорен к смертной казни и отсидел 25 лет.

В фильме ни слова не сказано о тех, кто создавал Народный Рух Украины, кто входил в оргкомитет (в котором, кстати, не было Чорновола), кто готовил и провел Учредительный съезд НРУ 8-10 сентября 1989 года, кто был членом НРУ в первые, самые непростые, но в то же время и звездные для Руха дни и годы. А ведь это известные в Украине люди, имена которых давно вошли в учебники по истории: первый председатель НРУ, поэт Иван Драч, герой Украины, поэт Дмитро Павлычко, ректор Киево-Могилянской академии Вячеслав Брюховецкий, бывший политзаключенный и министр культуры в 1992-1994 годах, академик Иван Дзюба (родился в с.Николаевка Волновахского р-на Донецкой области), председатель «Просвиты», поэт Павло Мовчан, председатель Всеукраинского объединения ветеранов, академик Игорь Юхновский, председатель Молодого Руха в дни его создания Вячеслав Кириленко, бывшие заместители Чорновола в НРУ, министры юстиции в прежних правительствах Сергей Головатый и Александр Лавринович. Их, а также многих, многих других, вместе с которыми Чорновил начинал свою политическую деятельность, садился на тюремные нары и отправлялся в лагеря — их нет в фильме с громким, претензионным названием «Той, що пробудив Кам’яну державу». Героями фильма о Чорноволе стали те, кто пришел в НРУ позже, приватизировав с помощью державы название Руха. Резюмируя этот факт, можно сказать, что заказчики фильма занялись обыкновенной спекуляцией. Спекулируя на имени и трагизме судьбы Вячеслава Чорновола — поднять престиж сегодняшнего НРУ. Хотя канонизация Чорновола с одновременным замалчиванием, выбрасыванием из истории не только Руха — из истории становления независимой Украины всех тех, кто эту историю творил — это началось не сегодня. Это началось сразу после смерти В.Чорновола. Но об этом — чуть позже.

Вячеслав Чорновил был избран в руководство НРУ (в качестве сопредседателя вместе с Иваном Драчом и Михайлом Горинем) на третьем съезде партии — в марте 1992 года (не будучи, кстати, делегатом съезда — а только гостем). Этот съезд стал переломным в истории Руха. На съезд прибыл Президент Кравчук и предложил Руху стать политической опорой нового президента. Но Рух устами Чорновола отверг предложение Кравчука. Этот момент до сих пор многие политики считают одной из главных ошибок Чорновола и возглавляемого им Руха. Украина, как государство, уже состоялась. Уйти в оппозицию — именно тогда, когда началось активное разворовывание государственного имущества на всех уровнях — много ума не составляло. Выиграло ли от этого наше государство?

Это был период, когда Крым находился на грани отсоединения от Украины, когда разгорелся конфликт в Приднестровье и в Украинской православной церкви, когда встал на повестку дня вопрос о ядерном разоружении и долгах Украины перед Россией. «В усіх цих випробуваннях, у яких політика офіційного Києва була зумовлена внутрішньою і зовнішньою хисткістю держави, головна і національна сила і надія — Рух — після свого ІІІ З’їзду шукав лише конфронтації з владою, не зміг піднятися над егоїстичними розрахунками в ім’я української національної ідеї, пішов з поля бою, як татарський хан під Берестечком» — писал позже один из основателей Руха, историк Владимир Ковтун.

Но парадокс ситуации состоял в том, что членами Кабинета Министров все-таки становятся рекомендованные Рухом Игорь Юхновский, Виктор Пинзеник, Микола Жулинский, Иван Герц. Причем первые трое получили должности вице-премьеров — Пинзенику было поручено курировать вопросы экономики, Жулинского назначили ответственным за гуманитарную политику. А Юхновский и вовсе стал правой рукой новоизбранного главы Кабмина — первым вице-премьером.

Хотя была ли в этом «заслуга» Руха — еще вопрос. Пинзеник за вице-премьерский портфель должен был благодарить не столько НРУ, сколько близких советчиков Кучмы. Личностный фактор, надо полагать, сработал и в случае с Юхновским — в 1991 году депутат Леонид Кучма был доверенным лицом кандидата в президенты Юхновского. Присутствие в правительстве Жулинского Руху тоже особо ничего не давало — куратор гуманитарных вопросов в Кабмине никогда ничего не решал. За глаза Жулинского называли «вице-премьером по шароварам». Но Рух взял на себя ответственность за этих людей — и тем самым за тот развал экономики, который тогда начался.

РЕЗКОЕ СУЖЕНИЕ СФЕРЫ ВЛИЯНИЯ

Вячеслав Чорновил до прихода в руководство Руха возглавлял Галицкую ассамблею и Ассоциацию Демократических советов, которые «благополучно» развалились. Не совсем хорошо получилось у него и с руководством Львовским областным советом. После неудачи на президентских выборах для Вячеслава Чорновола главной целью стало возглавить Рух и подчинить себе эту политическую силу. Организация, которая вынесла всю тяжесть трехлетней борьбы за независимость, которая только в 1991 году провела около двадцати всеукраинских политических акций, главными из которых стали «ланцюг злуки», многотысячные пикетирования Верховной Рады, обеспечение успешного проведения референдума Независимости 1 декабря 1991 года — она, в понимании Вячеслава Максимовича, была «организационно слабой». Он решил превратить ее в партию, хотя еще на втором съезде Руха заявлял: «Якщо Рух стане в одному ряду з партіями, він загине, програє, … партії його підімнуть і переможуть. Руху, щоб зберегти себе і далі відігравати ту ж роль, … треба ставати координаційним центром, який буде об’єднувати політичні партії і різні групи». Эту метаморфозу можно было объяснить только одним — на II съезде речь шла об интересах Украины и Руха, а на третьем и четвертом — на первый план вышли интересы самого Чорновола, заинтересованного в создании своей партии. Пусть даже ценой развала наиболее мощной в Украине общественно-политической силы.

Это была еще одна стратегическая, как говорят, ошибка НРУ. На четвертом съезде Руха (декабрь 1992 года) его единолично возглавляет Чорновил, а НРУ, по настойчивому предложению Чорновола, превращается в политическую партию. Суть этой ошибки состояла в двух основных моментах. Первое — это то, что Народный Рух Украины резко и значительно суживал сферу своего влияния. Из широкого общественно-политического объединения, куда входили общественные организации, отдельные люди, а также партии, Рух превращался в еще одну из партий. Автоматически при этом отбрасывая (или выбрасывая из себя) членов созданных к тому моменту двух правых политических партий: Украинской Республиканской Партии и Демократической партии Украины, лидерами которых стали Левко Лукьяненко и Владимир Яворивский. Народный Рух был объединяющим символом, превращение его в партию отбрасывало от него не только значительную, может быть, даже большую часть национал-демократов, отошедших в УРП, ДемПУ, потом в КУН и другие политические силы — но отбрасывало и тех, у кого слово «партия» вообще не вызывало позитивных ассоциаций.

Но никакие аргументы Чорновола не остановили. В том же году Рух покидает ряд известных политиков (Иван Драч, Мыхайло Горынь, Мыкола Поровский, Лариса Скорик и другие).

Второй негативный момент состоял как раз в том, что название «Рух», которое было символом демократических преобразований в Украине, и причастными к которому себя считали практически все без исключения национал–демократы в Украине, вдруг становилось собственностью небольшой части людей, написавших заявление в партию НРУ. Это (грубо) можно сравнить с воровством, ответом на которое есть возникновение конфликта, противостояния и прочих нехороших явлений.

Мне это немного напоминает ситуацию с «Нашей Украиной». В 2002 году это был блок десяти партий. Эти партии вложили все свои ресурсы на раскручивание названия блока, совместно стали победителями парламентской гонки 2002 года. Совместно выиграли выборы Президента страны, на время выборов упрятав свои партийные стяги в дальние шкафы. Но потом люди из ближайшего окружения Ющенко решили, что право на название «Наша Украина» имеют только они. Была образована партия НСНУ, при этом отброшены основные составляющие блока — УНП, тот же НРУ, партия «Реформы и порядок». Результаты мы знаем — ПРП и УНП пошли на выборы 2006 года самостоятельно, и, естественно, проиграли — но голосов у «Нашей Украины» и, соответственно, депутатских мест, отобрали немало. Итоги нам известны.

ФИАСКО 1994 ГОДА

В 1994 году НРУ (в 1993 году перерегистрированный как политическая партия) принял участие в парламентских выборах. Организация ставила перед собой задачу получить не менее ста мест в Верховной Раде, однако выдвиженцам от Руха удалось добыть только около трех десятков мандатов. После мощнейшего выступления Руха на политической арене Украины в начале независимости — это был провал.

После такого фиаско на парламентских выборах Рух совершает еще одну ошибку — принимает решение об отказе от участия в президентской кампании осени 1994 года. Ситуация для Руха тогда была вообще трагикомична. Сергей Рахманин писал: «Говорят, что Вячеслава Максимовича еле отговорили от идеи баллотироваться в президенты в 94-м. Чтобы не позориться. Второго «своего» не было. И не могло быть при живом Чорноволе. Идейно близкие «чужие» в принципе были. Константин Морозов и Владимир Лановой. Тем не менее, оба не вписались в руховские стандарты. Хотя вариант с Лановым кое-кто внутри самой организации предлагал очень настойчиво. Как и несколько позже вариант с возможной поддержкой Ющенко на выборах-99. Потому что оба эти варианты предполагали финансовый допинг для стремительно нищающей организации.

Но Чорновил был против. Создавалось устойчивое впечатление, что он панически боялся прихода в партию капиталов и капиталистов. Любую внутреннюю оппозицию лидер НРУ успешно давил. Любопытно, что более-менее последовательными критиками чорноволовской политики были как раз те, кто настаивал на создании крепкого экономического базиса партии».

Я думаю, что Чорновил, не став общенациональным лидером, понимал, что наберет намного меньше голосов, чем в 1991 году — и поэтому просто побоялся выставить свою кандидатуру, чтобы окончательно не утратить свой авторитет. Рух не хотел также официально поддержать молодого кандидата в Президенты демократа Ланового, так как было понятно, что и тот «непроходной» (и хотя всерьез обсуждался вариант его выдвижения в качестве кандидата от НРУ — но это было бы ударом по имиджу Чорновола в Рухе).

Все прекрасно понимали, что во втором туре Рух бросит все силы на поддержку Кравчука. Но Рух не мог открыто поддерживать Кравчука, так как рисковал потерять лицо. Оставалось оказать неофициальную (хотя и ощутимую) поддержку своему недавнему оппоненту Леониду Макаровичу. Его главного соперника Леонида Кучму (ставшего премьером при непосредственном участии НРУ) организация называет главным врагом украинской государственности. Но сил Кравчуку и Руху не хватило. Рух опять проигрывает.

Кстати, по неофициальным утверждениям ряда влиятельных руховцев, к концу 93-го уже существовала договоренность между Кравчуком и Чорноволом. Она якобы предусматривала, что ряд выдвиженцев Руха получат посты заместителей глав областных администраций, а после выборов НРУ сможет реально поучаствовать в формировании Кабмина. Вроде бы предусматривалась и финансовая помощь. Но Рух промахнулся.

Анатолий Герасимчук
Часть первая здесь. Окончание здесь