Хазария. История первых коммунистов

29.08.2013 19:48:36

Историю возникновения и становления Киевской Руси в большей или меньшей степени (в зависимости от уровня образования) знают все. Но когда начинаешь задумываться над тем, что происходило на огромных территориях от Волги до Днепра перед образованием великого славянского государства, возникает ощущение полного исторического вакуума. Обратимся к «преданьям старины глубокой». Оказывается, в первом тысячелетии нашей эры, то есть сразу в постбиблейский период, наряду с православной Византией и мусульманским Арабским Халифатом на этом месте процветала Третья мировая держава — иудейский Великий Хазарский Каганат! Поразительно, но коренное население — кочевые хазарские племена, — по всей видимости, понятия не имели, что с какого–то момента они вдруг оказались в иудейском (?!) Великом (?!) Хазарском Каганате.

Нужно отметить, что еще недавно история Хазарии входила в разряд табуированных тем и представляла собой сплошное «белое пятно», несмотря на то, что, по утверждению исследователей, в библиотеках Москвы и Санкт–Петербурга хранится около 20 тысяч еврейских и еврейско–арабских документов — одно из самых больших, если не самое большое, собрание в мире, основную часть которого составляют материалы, касающиеся Хазарского Каганата.

Сегодня же ситуация резко изменилась: тема Хазарии вдруг выплеснулась на страницы научных и научно–популярных изданий; на территории Слобожанщины — в самой сердцевине Великого Хазарского Каганата — с «благословения» местных властей активно ведутся археологические раскопки; в харьковском филиале Международного Соломонова Университета (Израиль) введен специальный курс по изучению истории и наследия «Третьей мировой державы», о былом величии и уникальности уклада которой с восторгом заговорили современные исследователи.

Сегодня небывалый интерес к истории Хазарии. Чем он вызван? На чем основан? И вообще, кто такие хазары?

Хазары, по мнению многих учёных, относились к европеоидной расе. Возможно, что на северный Кавказ они пришли с Иранского нагорья, во всяком случае, до сих пор в Афганистане живёт народ хазарейцев, которые сами себя называют — хазара (СЭС). Этноним «хазарейцы», вероятно, произошёл вследствие синтеза слов «хазары» и «арийцы». Древнейшие жители Иранского нагорья называли себя арийцами.

На берега Волги хазары пришли в начале нашей эры. Они принесли с собой виноградную лозу, также занимались рыболовством, охотой.

Первоначально обитая в районе к северу от Дербента в пределах современного равнинного Дагестана, хазары стали расселяться в в Крыму, на Дону и особенно в Нижнем Поволжье, куда позже, в VIII веке, была перенесена столица государства.

Хазарским назывались ранее Чёрное и, реже, Азовское моря (в тот период позиции хазар в Крыму были очень сильны). Также именем хазар в ближневосточных языках называется Каспийское море — ранее Хазарское море. На суше название «Хазария» дольше всего сохранялось за Крымом (в византийских и итальянских источниках до XVI века).

По мнению некоторых исследователей (Б. Н. Заходер) хазарский этнос имел дуалистическую основу, объединяя два главных племени — белых и чёрных хазар (калис–хазары и кара–хазары). Сторонники другой точки зрения (М. И. Артамонов, А. П. Новосельцев) считают это деление не этническим, а социальным и указывают на более сложную организацию.

Скорее всего, это связано с тем, что во втором веке соседями хазаров стали бежавшие на Кавказ из Римской империи евреи. Которые, объединившись с хазарами в одном государстве, создали мощное государство, состоявшее из двух наций — собственно хазар, и самих евреев, ставших управленческой элитой Хазарии.

В 50 году император Клавдий изгнал всех евреев из Рима. В 66–73 годах поднялось иудейское восстание. Они захватывают Иерусалимский храм, крепость Антония, весь верхний город и укрепленный дворец Ирода, устраивают римлянам настоящую резню. Затем они поднимают восстание по всей Палестине, убивая как римлян, так и своих соотечественников, придерживающихся более умеренных взглядов. Это восстание было подавлено, а в 70 году центр иудейства в Иерусалиме был разрушен, а храм сожжен дотла.

Но война все продолжалась. Евреи никак не хотели признавать себя побежденными. После большого иудейского восстания 133–135 годов римляне стерли с лица земли все исторические традиции иудейства. На месте разрушенного Иерусалима с 137 года выстраивается новый языческий город Элия Капитолина, иудеям запрещалось въезжать в Иерусалим. Чтобы еще больше задеть евреев, император Ариадн запретил им делать обрезание. Многие евреи вынуждены были бежать на Кавказ и в Персию.

На Кавказе евреи стали соседями хазарам, а в Персии они потихоньку вошли во все ветви власти. Закончилось это …коммунистической революцией и гражданской войной. В итоге евреи были изгнаны и из Персии — в Хазарию.

Но вот на революции под руководством первого коммуниста под именем Маздак давайте остановимся чуть подробнее. Потому что об этом тоже в советские времена не принято было говорить вслух — это была запретная тема.

КАК МАЗДАК — ПЕРВЫЙ КОММУНИСТ — ПОЛУЧИЛ ПО ЗАСЛУГАМ

По материалам статей Галины Соколова и Тамары Разговоровой в журнале «Митра», №4, 1999 г.

Идея К.Маркса и В.Ленина о социалистической революции и построении коммунизма, получившая реализацию в начале нашего века в России и ряде других стран, не была нова. Подобные примеры разрушения сложившихся традиций, ликвидации частной собственности и внедрения уравниловки в обществе в истории уже были. Так, одним из первых коммунистов был Маздак–Бамдад. Он жил во времена правления в Персии царя Ковада, в конце V — начале VI вв. Добившись обманным путем расположения Ковада, Маздак стал верховным жрецом (мобедом) и ближайшим советником царя.

В эпоху Сасанидов государственной национальной религией была зороастрийская религия. Иран был первым, установившим единую государственную религию. Утратив шансы стать мировой, как отмечают исследователи, религия была сделана «орудием политики и укрепления национального единства». Второе место в государстве после шахиншаха, занимал главный жрец — мобедан мобед, которым и стал впоследствии Маздак.

Необходимо отметить, что племянница вышеназванного Маздака была женой царя Кавада. Женская составляющая соплеменниками Маздака всегда использовалась в реализации своей концепции.

Историки утверждают, что приближение Маздака к царскому трону и его возвышение произошло по двум причинам: во–первых, «царь, отвернувшись душою от войн и убийств, погрузился в занятия «конечными делами», т. е. занялся вопросами веры, во–вторых, он «был охоч до женщин, а Маздак проповедовал общность жен». Большинство же современных исследователей считает, что Ковад «хотел ослабить жречество и знать, в результате чего традиционному зороастризму был нанесен страшный удар, но царь от этого не выиграл. Он передал власть из рук отцовских жрецов в руки агрессивной секты». По одной из версий, «маздакиты похитили принявшего их веру царя и сделали его пешкой в своих руках».

Вообще маздакитское учение зародилось еще в третьем веке новой эры, а само слово «маздак» — это не имя собственное, а титул главы секты, который пришел, чтобы внести в мир смуту и хаос.

В древних исторических текстах и художественных произведениях Маздак предстает перед нами как «блистательный и красноречивый казначей Ковада», а потом как второе лицо в государстве. В переводе с пехлеви его имя означает «Источающий свет Мазды». Его излюбленным занятием было задавать царю аллегорические загадки, чтобы запутать и сбить с толку, Используя их как ловушки, он ловко нажимал на нужные ему пружины и легко манипулировал богобоязненным царем. Маздак апеллировал тем, что если «царь хочет быть справедливым, он не должен жить как скупец, стерегущий противоядие, или как тюремщик, морящий узников голодом». Поэтому он приказывал голодным врываться в чужие амбары и поощрял грабежи и погромы. Как пишут историки, «этот пес растащил имущество людей, сорвал покрывала с гаремов и простонародье сделал властвующим», а «призыв к обобществлению имущества и жен раздался прямо со ступеней бирюзового трона».

Что же побудило законного наследника Сасанидов, владыку Ирана, шахиншаха Ковад, правившего Ираном в целом почти 40 лет, впасть «в отвратительную ересь зардуштакан»?

Отец Ковада — Пероз воевал с эфталитами (белыми гуннами) и вместе с сыном попал в плен. Чтобы освободиться, ему пришлось заплатить за себя огромный выкуп. А чтобы освободить сына — обложить налогами почти весь Иран для сбора недостающей суммы. Пока собирался выкуп, юность царевича «протекала в неиранской среде», «в положении гостя–пленника» Когда нужная сумма была собрана, царевич вернулся на родину и в 488 году был возведен на престол, чтобы улучшить положение Ирана, использовав при этом свои знания обычаев и нравов эфталитов. Для укрепления своего влияния в Иране Ковад и сделал ставку на Маздака, пользующегося большой популярностью среди простолюдинов и опиравшегося на инстинкт толпы. Даже Фирдоуси в «Шахнаме» отмечает красноречие и организаторский талант Маздака, которому явно не хватало чувства меры в его фанатическом убеждении в том, что «все люди должны быть равны в богатстве».

Маздак постепенно узурпировал религиозную власть и провозгласил новое толкование зороастризма, заявив о том, что «народ забыл смысл «Зенд–Авесты», не так исполняет повеления Бога, как проповедовал Зардушт» и что его, якобы, послали «обновить веру Зардушта». Его учение быстро приобретало популярность в условиях ожесточенной борьбы нескольких придворных партий и все возрастающего недовольства народа, усугубляющегося частыми неурожаями. Религиозные установки Маздака имели политический характер, способствовали разрушению установившихся традиций и внедрению бесовщины в моральные устои общества.

Главную причину зла в земном мире Маздак видел в социально–общественном неравенстве, основным «носителем зла» считал собственность как таковую, в том числе собственность на женщин, ибо «обладание собственностью порождает зависть и вражду».

Подчеркиваем очень важный момент, характеризующий учение Маздака и роднящий его с учением большевиков: «введение равенства, уравнение благ (т.е., конфискацией имущества богатых и разделом его между маздакитами) и казнями «сторонников зла», т.е., тех, кто был с Маздаком несогласен». Не правда ли, очень напоминает лозунги Великой Октябрьской Революции (вернее, маздакитского переворота)? Не зря говорят, что история всегда повторяется…

Идеи Маздака приняли с распростертыми объятиями молодежь и развращенные слои общества. Учение Маздака распространялось как лесной пожар, и весь Иран был ввергнут в сексуальную анархию и эротический кризис… Невоздержанные и любящие удовольствия люди ухватились за такую возможность и стали рьяными маздакитами. Простые люди тоже были захвачены этой бурей. Движение стало настолько мощным, что каждый мог зайти в дом любого человека и завладеть его женой и имуществом. Маздакиты обратились к Коваду и угрожали, что свергнут его с трона, если он не станет на их сторону. Император уступил, и вскоре после этого дело дошло до того, что ни родители не признавали своих детей, ни дети родителей. Никто не имел прав на свое собственное имущество…

Маздак к «носителям зла» причислял и государственную власть, поэтому и пытался ее разрушить или расшатать. Выход в избавлении мира от зла новоявленный реформатор видел в социальном переустройстве общества, где все будет общим. И тогда, якобы, прекратятся ссоры и вражда, которые и происходят только из–за женщин и имущества. Для того, чтобы все это сделать общедоступным, он предпринимал конкретные шаги.

Так, когда в начале царствования Ковада (488 — 496 гг.) страна переживала глубокий экономический кризис вследствие частых неурожаев и острой борьбы разных политических группировок, представляющих серьезную оппозицию царю Коваду, Маздак приказал раздать государственные зерновые запасы. Однако эта попытка помочь народу вызвала еще большее недовольство и раздоры при дележе. Тогда Маздак и объявил об обобществлении собственности и провозгласил лозунг «Всем поровну!».

Ковад полностью доверял Маздаку и выполнял его требования. Он надеялся, что бунты в стране удастся локализовать и направить против его политических противников. Однако ситуация вышла из–под контроля. Жажда обладания чужим имуществом ослепила необразованные низшие слои общества. Начались грабежи, убийства, разорения имений. Страну охватила гражданская война. Кровопролитие и беззаконие удалось остановить (правда, не бескровным путем) благодаря мудрости и осмотрительности сына Ковада — Хосрова I Аноширвана, который с помощью зороастрийского жреца разоблачил обманщика и жестоко с ним расправился. Это подробно описано в одном из арабских текстов «О появлении Маздака, его вероучении и о том, как Аноширван Справедливый убил Маздака», относящимся к XI веку. Для более наглядного воспроизведения событий того времени приведем краткое содержание повествующего об этом текста по книге «Зороастрийская мифология» (М., 1998).
«Первый, кто породил в мире нечестивую ересь, — сообщается в древнем источнике, — был человек, происходивший из Иранской земли, звания — мобед–мобедан, именем — Маздак–Бамдад… Он возжелал искоренить веру гебров, повести мир по нехорошей дороге. Владея знанием звездной науки, он понял, что… в сем веке появится муж, который провозвестит новую веру… и решил он сам стать таким мужем. До того же, как обратиться к пророческой миссии, было ему совершенное доверие от падишаха и всех, кто не видел его лицемерия. И тогда он приказал своим рабам провести из потаенного места подземный ход, тайно пробуравить оттуда скважину так, чтобы выход ее, малый и узкий, пришелся бы в середине места, где возжигали священный огонь. Затем возвестил о своей пророческой миссии».

С помощью подставного лица Маздак заставил «заговорить огонь» и засвидетельствовать его «пророческое достоинство». Тем самым он добился такого расположения царя, что тот «приказал построить для Маздака золотое кресло, украшенное драгоценными камнями, и поставить его у престола в тронном зале». Это кресло было гораздо выше престола самого царя.

После того, как Маздак «заставил заговорить огонь», люди начали активно обращаться в его веру: «одни — из–за низких страстей, другие — в угоду шаху», «воины воздерживались, не возражая из уважения к шаху, из мобедов никто не принял новой веры». Используя доверие шаха, Маздак приказал: «Да будут разделены блага между людьми, в одном и том же. Да отдаст один другому свое богатство, чтобы не было нищеты, бедности, чтобы все были равно наделены житейскими благами. Жены — тоже ваше имущество. Да будет разрешено каждому познать женщину. Пусть никто не будет в этом мире обделен удовольствиями и наслаждениями, двери желания да будут открыты перед всеми людьми». В результате, как сообщается, «народ развратился от соблазна общности имущества и жен. Образовался сред простого люда такой обычай: приводил кто к себе в гости двадцать человек, и вот, откушав хлеба, мяса, вина, сладостей, послушав музыку, шли гости один за другим в женские покои, и это не считалось зазорным…».

Тогда сын Ковада Аноширван, которому минуло всего лишь семнадцать лет, обратился к мобедам с просьбой о разоблачении мошенника: «Эта собака разрушила наше благосостояние, обесчестила наших жен, поставила чернь у кормила правления. Будете молчать — останетесь без имущества и жен. Власть и царство уйдут из нашего рода… Маздак стоит не на правде, а на обмане, обман же — зыбок, назавтра уже не принесет пользы».

История ненависти Хосрова Аноширвана к Маздаку изложена в «Книге песен» Абу–ль–Фарадж Аль–Исфахани: «Однажды перед Ковадом была его супруга с царевичем Ануширваном, и тут вошел Маздак. Увидев ее, он сказал Коваду: «Отдай ее мне, я хочу удовлетворить с ней свое желание». Так как маздаки проповедовали общность жен, а царь был богобоязнен и поглощен делами веры, он ответил: «Бери». Царевич же «бросился к Маздаку и неотступно просил и умолял его позволить увести прочь мать. Наконец он поцеловал ему ногу, и тогда Маздак отпустил их. Это крепко запало царевичу в душу. Когда Хосров получил полную власть в государстве и всемогущий жрец явился к нему с наставлениями, Хосров воскликнул: «Ты все еще здесь, сын блудницы? Богом клянусь, вонь твоего чулка все еще не покинула моего носа с той поры, как я целовал твою ногу» («Знание — сила», 1993, № 8, с. 21–27).

Однако поначалу никто из окружающих не смел противоречить человеку, который мог заставить заговорить огонь. Когда кто–либо в чем–то сомневался, он искал подтверждения у огня и с помощью обмана находил его. Пользуясь своей властью, Маздак решил подчинить себе сына Ковада и стал настаивать, чтобы тот обратился в его веру. На что тот дерзко отпарировал: «Зенд–Авеста неправильно толкуется Маздаком… со времен Зердешта не появлялось мудреца с такими толкованиями. Вера предписывает хранить богатство и беречь женскую добродетель. Если не так, то чем отличается человек от животного? Скоты питаются и совокупляются таким образом, а не люди, наделенные разумом».

Спор между Маздаком и Хосровом зашел слишком далеко и строптивому наследнику повелели привести доказательства негодности веры Маздака или привести вместо себя другое лицо, которое бы выиграло этот спор. В противном случае Хосрова ожидала смерть. Тогда Хосров призвал на помощь старца–мудреца, мобеда из Фарса (город Кувель). Он и разоблачил Маздака.

«Вот на троне сидит шах, — провозгласил старец из Фарса, обращаясь к присутствующим на разрешении спора, — он сын шаха Фируза, его держава — наследство отца, а отец получил власть в наследство от своего отца… Теперь, ежели десять мужчин будут иметь сношения с женой шаха, кто, скажи мне, должен считаться отцом? Таким образом пресечется древо рода, не будет отпрыска в правящем доме. Высокое и низкое положение человека в обществе зависит от существования богатства и бедности. Неимущий лишь в силу своей бедности служит имущему… Ты вот и пришел затем, чтобы уничтожить власть в роде иранских шахов».

Для разрешения ожесточенного спора между Маздаком и старцем из Фарса, опять вопросили огонь, который снова подтвердил правоту обманщика и потребовал убить царя Ковада. По совету предусмотрительного старца телохранители царя не позволили это привести в исполнение. И была раскрыта тайна, как Маздак заставил говорить огонь. Но наказать его сразу после разоблачения было опасно, так как у него было много сторонников. Поэтому прибегли также к обману. Вначале Маздака задобрили обещанием, что сын царя Ковада хочет принять веру его, а потом предложили собрать Маздаку своих людей в царском дворе, якобы, для получения подарков. Под этим предлогом собрали двенадцать тысяч человек, которые и попались в ловко устроенную ловушку. Капкан захлопнулся. Гостей разбили на группы по 15–20 человек и стали выпускать из дворца группами. Когда они выходили, их хватали, вели на площадь и закапывали в ров вверх ногами. Последними пригласили на ту же процедуру и Маздака, показав ему кладбище его единомышленников. Затем Маздака казнили так же, как и их.

Так, Хосров Аноширван сберег завещанную ему предками царскую власть и расправился с покушавшимися на его законные права. Маздакиты были объявлены вне закона по всей империи.

Как в сохранившихся арабских текстах, так и в пехлевийских, Маздак называется «еретиком, лжепророком и обманщиком», который появился «как враг веры, отступник из отступников». В «Денкарте» (краткое изложение и толкование авестийских текстов) содержится серьезное предупреждение о распознавании подобного рода манихеев: «…всякое учение, каким бы духовным оно себя не называло, — говорится в древнем тексте, — надо тщательно проверять, ибо существуют такие еретики, которые вносят в религию раскол и объявляют себя пророками; они учат, что родословную надо вести по материнской линии, и они подобны волкам, ибо утоляют свои желания, как волк и его потомство,… отстаивают свои корыстные интересы и лгут даже собственным детям».

Подрывая царскую власть, Маздак считал себя и своих сторонников вправе распоряжаться чужим имуществом по своему усмотрению. Надо сказать, что идея о всеобщем равенстве была очень заманчива и на удочку Маздака легко попадались неграмотные, измученные нищетой люди. Однако достижение равенства в обладании имущества и женщинами, т.е. всеми земными благами, было невозможно мирным путем. Поэтому Маздак, ловко манипулируя доверием царя и используя свою власть главного мобеда, разжигал революционный мятежный дух в обществе, открыто призывал к убийствам и грабежам, т.е. уничтожить зло (с его точки зрения материальное неравенство) он хотел разбойными методами, насаждая его же. Все споры он стремился разрешить, бесцеремонно убирая несогласных с ним со своего пути.

Сохранившиеся ранние тексты свидетельствуют, как легко Маздак распоряжался чужими судьбами в угоду себе и ни во что не ставил женское достоинство. Его отношение к женщинам, как к неодушевленному предмету, которым при случае мог воспользоваться каждый желающий, провоцировало разрушение генетического древа и приводило к вырождению достойных старинных родов.

Маздакитская революция (одна из первых попыток революционного переустройства общества в истории) закончилась полным провалом. Однако идеи Маздака продолжали витать в обществе и со временем обрели в разных странах новую видоизмененную форму. Последователи Маздака — коммунисты — вновь и вновь делали отчаянные попытки возродить «коммуну», приспособив идеи своего основателя к современным условиям. Однако каждая из этих попыток «уравнять всех и вся», как известно из истории, сколько бы времени «не держалась на плаву», с треском проваливалась. Во Франции Парижская коммуна продержалась несколько месяцев, в нашей же стране строительство коммунизма продолжалось почти 72 года. Но, несмотря на такой «длительный стаж», коммунистам все же пришлось уступить свои позиции и услышать правду о своей беспомощности и несостоятельности в стремлении «осчастливить всех». Никому еще не удавалось повернуть колесо истории вспять и навсегда навязать человеку то, что противоречит его исконной природе. На какое–то время можно, конечно, одурманить доверчивые души, но со временем пелена обмана рассеивается и все возвращается на круги своя.

ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ БУНТА МАЗДАКА

Маздакизм — это открытые погромы и грабежи, насилие, которые совершались под воздействием инстинкта толпы.

В учении Маздака имел место также и такой элемент гностицизма как представление о высшем владыке. Маздаки весь мир делили на богатых и бедных, на избранных и неизбранных, на посвященных в великую тайну и беспрекословно подчиняющихся посвященным. К первым они относили себя.

Социальный аспект учения Маздака предполагал «концентрацию власти в руках справедливою царя, единого пастуха над единым стадом», а «единство пастуха и стада» предполагало «единство имущества». Маздак и его сторонники призывали «искать утешения в богатстве и женах», насильно или добровольно отнятых у других, и говорили, что «это дело, угодное Богу». А чтобы безнаказанно грабить и приумножать награбленное, Маздак завел себе «собственное войско, от которого больше всего страдали те, кто не имел своей дружины, — богатые купцы, мирно платившие подати».

Политика Маздака возводила в ранг закона открытые грабежи, но не они были самой большой бедой той эпохи. Самым тяжелым следствием было «разрушение обособленности знати», т. е. люди низших классов смешались с женщинами, о которых они раньше «не смели и помышлять».

Но главный, непоправимый ущерб был нанесен не купцам, не жрецам, не знати, а образу мироздания. Была разрушена традиционная иерархия ценностей, накопленная поколениями как «защитная оболочка», которая была заменена новой идеологической системой, основанной на «блуде мысли» и похотливых инстинктах. В результате свершился государственный переворот и царь Ковад сам же от этого пострадал. Факты исторических документов, где Маздак фигурирует как «главный еретик», свидетельствуют о том, что за внешней убедительностью «социального равенства» Маздака скрывалось много подводных течений, которые размывали накопленные веками сложившиеся традиции и влекли за собой разрушение генетического древа царских и других достойных родов. В результате маздакитского движения к власти приходили люди без рода и племени, посланники сатаны, а не Бога на Земле.

Маздакитский государственный переворот — одна из первых крупномасштабных попыток внедрения бесовщины в правящие структуры общества.

И только в результате ожесточенной борьбы Хосрова Аноширвана с бесовщиной в лице Маздака в обществе был наведен порядок. В знак защиты государственной религии Хосрову был дан титул Аноширван, в переводе означающий «Обладающий бессмертной душой», а позже к нему добавился еще один титул — «Справедливый».

К словам Дария, высеченным на камне тысячу лет назад: «Согласно справедливости поступал я…», Хосров добавил провозглашенный им принцип: «И поскольку я считаю, что благодарность должна выражаться и словами, и делами, я стремился поступать так, чтобы наилучшим образом угодить Богу, и я понял, что пока существует небо и земля, пока горы остаются недвижимы, реки текут и земля хранит чистоту, благодарность эта заключается в справедливости и законности».

Опираясь на поддержку духовенства, Хосров освободил крестьян и ремесленников от незаконных поборов после расправы с бунтарями и поручил надзор за этим главе зороастрийской общины.

(Кстати, интересно то, что древнеримский писатель, историк, учёный–энциклопедист, личный секретарь императора Адриана Гай Светоний Транквилл в описании изгнания иудеев сообщает о предоставлении свободы от налогов жителям Илиона и Родоса, которое произошло примерно в 51 г.).
Несмотря на жестокую расправу с маздакитами, их учение не погибло. Наибольший резонанс оно получило в странах ислама. В 747 г. оно выплеснулось в восстание в Харасане, в результате которого была свергнута династия Омейядов, начало которой положил в 661 г. Муавия, арабский наместник в Сирии (со столицей в г. Дамаске), и престол был передан халифам Аббасидам. В первые века ислама появилась община «ал–маздакийа». Организация и учение маздакитов повлияли на многие исламские еретические секты, от хуррамитов до карматов. Черты маздакизма прослеживаются и в иерархической организации секты исмаилитов, в военно–коммунистической республике карматов в Бахрейне. А в 1848 г. Иран потрясло восстание бабитов, которых современники называли маздакитами. Возглавил его Баба, преемник Маздака.

В XVII в. н. э. понятие революция появилось «как последний симптом циклической истории». Основные черты революций всем нам хорошо известны: это попустительство властей, разрушение традиций, возникновение новой организации со своей иерархией внутренних ценностей, деление людей на причастных и непричастных к этой организации, приход к власти новой элиты, ловко использующей инстинкты толпы в своих собственных интересах, а в результате — опустошение страны, война, анархия, «приход к власти сильного человека, наследника и убийцы революции, безжалостного реформатора — в лучшем случае, кровожадного палача — в худшем» («Знание — сила», 1893, № 8, с. 27).

Но в какие бы времена не происходили революции, все они развивались по одной и той же схеме. Революция в нашей стране — один из аналогов, уже неоднократно имеющих место в истории. Коммунизм — это своего рода ересь. И это понимают сейчас многие. Вся коммунистическая система была построена как сатанинская пародия на церковь со своими богами–кумирами (генсеками и партийными боссами). Даже форма одежды и цвет знамени и у маздаков, и у коммунистов совпадают. Известно, что и у маздаков было красное знамя (цвета крови — признак приверженности сатанизму), и одевались они в красные и черные кожаные куртки. Подобно тому, как маздаки отбирали имущество у среднего класса, так и коммунисты рьяно занимались раскулачиванием, что привело к открытому грабежу самых умных, работящих и деятельных жителей села, которые кормили всю страну, на которых держалось все сельское хозяйство. При этом частная собственность обобществлялась, т. е. становилась «ничейной», от которой все хотели только получать, ничего не давая взамен.

Традиционная правящая структура подменялась выхолощенной партийной иерархией, а вера в Бога — сухой атеистической моралью («моральный кодекс») и безответственностью за свои дела и поступки. Общие партийные лозунги зомбировали общественное сознание и направляли его на угоду «сильным мира сего». Женщины были вовлечены в политику. Равенство мужчин и женщин привело к тому, что хрупкие женщины должны были работать наравне с мужчинами, а иногда и больше их. Революция спутала и прервала родственные связи. Мало кто из нас, современников, помнит, чем занимались их предки 4–го, 5–го поколений и т. д.. А многие не знают даже и своих бабушек. Забвение традиций лишает не помнящих родства поддержки предков, духа своего рода. Людям особенно трудно понять обрушившиеся на них проблемы, им приходится большей частью разгребать завалы своих долгов в темноте, мучая себя вопросом: за что? Чтобы не повторять горькие уроки истории и оставить зеленую улицу своим потомкам, наша задача — восстановить древо предков в своей памяти и не забывать никогда о своем истинном предназначении.

И побежали они в Хазарию

Из–за восстания визиря Маздака многим евреям пришлось бежать. Казалось, и при чем тут евреи? Евреи были активными участниками этих событий. После победы шаха Хосрова уцелевшие евреи–маздакиты бежали в Азербайджан, также они поселились на широкой равнине между Тереком и Сулаком, где и встретились с хазарами. Так, в ничего не подозревающий и веротерпимый до полной неразборчивости хазарский этнос проникла антисистема. По Л. Гумилеву «Антисистема» — «системная целостность людей с негативным мироощущением. Для антисистемы характерна известная скрытность действий и такой прием борьбы как ложь. Все антисистемные идеологии и учения отрицают реальный мир во имя иных абстрактных целей. Подобные учения призывают в корне изменить мир, на деле разрушая его, либо требуют от человека вырваться из оков реальности, разрушая самого себя».

Помните слова из «Интернационала»: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим: кто был ничем — тот станет всем». Это и есть гимн антисистемы. Идеология антисистемы всегда противопоставляет себя этнической традиции, а также старается уничтожить традиции этноса, куда данная антисистема внедряется. Антисистемы могут существовать долго, столетиями расшатывая и уничтожая этнос.

В то время воинственные соседи — гунны и аланы — хазарам были неопасны: любая конница, пытавшаяся проникнуть в Хазарию, очень быстро теряла ориентир в зарослях и протоках, а зимой лед редко мог выдержать всадника, и даже на мелководье мокрый всадник на ветру был плохим воином. Если захватчики разводили костры, чтобы обсушиться, то получали неожиданный удар и вынуждены были покинуть плавни. Хазары никогда не жили в степи, а значит, кочевниками не были.

Этносы, жившие в низовьях Волги, находились в системе гомеостаза — равновесия с природой (брали от природы столько, сколько им было нужно для жизни), а при такой системе этносы редко активно общаются. Воевать им было не из–за чего. Брать в жены девушку из другого этноса невыгодно: она привыкла к другому быту, и будет плохой хозяйкой в доме мужа.

Но в VI веке был создан Великий Тюркский каганат. Некоторые племена бежали от него (венгры в Паннонию), а хазары решили помогать победителю. Ведь в то время побежденных не убивали, а обкладывали данью или брали во вспомогательное войско. Так и появились хазаро–тюрки.

Лет сто Хазарией управляли тюркские ханы, но они не меняли образа жизни: жили в степи кочевым бытом и только зимой возвращались в глинобитные дома Итиля. Хан содержал себя и свое войско сам, не обременяя хазар налогами. Тюрки вели борьбу с арабами, научили хазар отбивать натиск регулярных войск, так как владели навыками степной маневренной войны.

Прибывавшие в Хазарию евреи занимались торговлей, к чему сами хазары способностей не проявляли (хазары происходили, напомним, от арийцев). Во второй половине VIII века к евреям — беженцам из Ирана, в Хазарию стали прибывать изгнанные из Византии евреи–раввинисты. Так как евреи–раввинисты были горожанами, то и селились они исключительно в городах: Итиле, Семендере, Беленджере и др.

Практически невозможно оценить то или иное событие, происходящее часто на другом конце света, но именно этот, казалось бы, незначительный эпизод способен в дальнейшем поменять ход истории. На дальнейшую судьбу Хазарии очень повлияли события, произошедшие в Крыму.

В VIII веке хазары делили Крым с греками (Византия). Хазарам принадлежал степной Крым, восточная часть южнобережья, от Керчи до Сурожа (Судака), и частично Готия со стоящим на яйле княжеством Феодоро (Мангуп). Иногда Мангуп хотел подчиняться Византии. Опорой власти греков в Крыму был Корсунь (Херсонес), богатый, со строптивыми обитателями город, державшийся независимо от константинопольского правительства, но никогда не отлагавшийся от империи. Из Крыма шло распространение православия на Хазарию.

Но однажды какие–то русы пришли в Крым и разграбили Неаполь (Симферополь), а также все побережье Крыма от Корсуня (Херсонес) до Керчи. От грабежей русов пострадали больше всего христианские церкви, а следовательно, было ослаблено православное влияние в Хазарии. Православные проповедники перестали появляться на территории Хазарии. Образовался политический вакуум, который был немедленно заполнен иудаизмом.

В это время еврейские купцы захватили в свои руки монополию караванной торговли между Китаем и Европой.

Торговля была баснословно прибыльна, потому что торговали не товарами широкого потребления, а только предметами роскоши. Например, шелк меняли на золото (из Китая в Европу), серебро — на меха (из Ирана на Каму). По доходности эта торговля соответствует сегодняшним валютным операциям или перепродаже наркотиков.

Только сверхприбыль покрывала расходы на перевозку и содержание в порядке трассы, на которой сооружались купола над источниками и прудами, ставились вешки, указывающие направление дороги, строились караван–сараи для особо жарких дней и ночевок. Росло значение Хазарии как перевалочного пункта и места отдыха. Отдыхать на Волге было не только удобно, но и приятно.

Практические еще в VI веке хазары и еврейские беженцы, уходящие в различные периоды истории от террора властей стран, где находилась их диаспора, составили единую политическую общность Хазарского каганата — общность арийцев и евреев. Далее было время последовательного сближения различных этнических групп каганата, сосуществование иудаизма и местных традиций. При этом военными вождями становились бывшие беженцы.

В VII–VIII вв. иудаизм в Хазарии уже был престижной религией. Его авторитет опирался, в частности, на развитое еврейское право, систему морально–этических ценностей, вобравших в себя опыт многих поколений, проживающих в диаспоре, т. е. имеющих возможность на базе своих религиозно–национальных традиций усваивать лучшее из опыта обществ и народов, среди которых они проживали.

В IХ–Х вв. Хазарский каганат имел:
1) письменность;
2) монотеистическую религию (иудаизм) в среде высшей элиты;
3) хорошо организованное правительство и отличающуюся широкими взглядами администрацию;
4) цветущую торговлю;
5) дисциплинированную армию.

Важнейшей статьей доходов Хазарского государства стали торговые пошлины (десятины). Каганат прочно удерживал речные магистрали — Дон и Волгу, ведущие с севера, из глубины Восточной Европы — к Черному и Каспийскому морям, в Византию и на Ближний Восток, контролировал (до X в.) ответвления Великого шелкового пути из Китая через Северный Кавказ к городам Северного Причерноморья.

Как Хазария стала иудейской

По материалам статьи Елены Рубцовой, ruska–pravda.com

Конечно, не все так просто было. Сначала богатые евреи подносили хазарским вождям дорогие подарки. Потом попытались совершить военный переворот с помощью их ставленника Булана — караима по матери.

(Караимы — немногочисленная народность, живущая в городах Крымской и некоторых др. областях Украинской ССР, Тракайском районе Литовской ССР, а также в Польше. Караимский язык относится к кыпчакской группе тюркских языков. В настоящее время караимы говорят преимущественно на русском языке, а по характеру быта и деятельности не отличаются от окружающего населения. Верующие караимы — караимского вероисповедания. Их единственной священной книгой является Ветхий завет. Сохранился богатый фольклор караимов, в котором отразилась их историческая связь с хазарами. — БСЭ).

Караимы (библейцы) — еврейская секта, признающая одну часть законов нынешних евреев-раввинистов, а вместо другой их части создавшая свои собственные или же восстановившая староталмудические, древнесаддукейские и др. еврейских сект.— Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона).

Но переворот не удался. Военная власть осталась в руках тюрко–хазарской знати, с которой не всегда было легко сладить.

И тогда в ход пошла любовь. Чтобы добиться желаемого, понадобилось почти 80 лет. Иудеи старались выдать замуж своих прекрасных дочерей за ханов и их родственников. Поскольку в Хазарии было разрешено многоженство, то иудейки пополняли гаремы. В конце VIII века появилось множество детей от смешанных браков.

У христиан и мусульман принадлежность к роду определяется по отцу, а в иудейской религии по матери. Караимы — дети от смешанных браков, когда отцом был еврей, а матерью хазарка. Такие дети не имели права изучать Талмуд и евреями не считались, а поэтому лишались всех прав и привилегий в Хазарии.

И однажды потомок Булана, влиятельный иудей Обадия превратил хана из династии Ашина (по отцу караима) в марионетку и сделал раввинистский иудаизм государственной религией Хазарии. Понятно, что переворот не осуществить, если у тебя нет связей и денег.

Время правления Обадии принято определять периодом после последнего набега хазар на Закавказье в 799 году и до конца правления халифа Харуна ар–Рашида — 809 году.

Обадия провёл крупные реформы. В религиозной области установил ортодоксальную раввинистическую форму иудаизма. Выстроил синагоги и школы. Пригласил в страну еврейских мудрецов из Византии, установив им щедрое содержание. Они познакомили арийцев–хазар с Мишной и Талмудом. В политической области стал основателем системы двойного правления, при которой за номинальными правителями страны каганами остались только символические функции, а руководство государством осуществляли их заместители — потомки Обадии. Иудаизм, таким образом, стал религией правящего дома.

Иудеи заняли все руководящие должности. То, что Обадия выступал как представитель хазарского народа, совсем не говорит о том, что его волновала судьба этого народа и государства. Фактически был совершен государственный переворот, в результате чего началась гражданская война.

После этой войны Хазария изменила свой облик. Все потенциальные лидеры, способные возглавить правительство и выступить против Обадии, были уничтожены или сбежали.

Двоевластие, которое одно время было в Хазарии, Л.Н.Гумилев называет «грандиозным обманом» хазарского народа. Номинально на троне восседал потомок рода Ашина, носивший титул кагана, но фактическую власть осуществлял еврейский царь («пех»).

Когда в 866 году еврейские цари перестали прятаться за спинкой трона и открыто взяли власть в свои руки, хазарские цари, которые давно уже стали евреями, все же были оставлены — их раз в году демонстрировали народу.

Существует мнение, что иудаизм в среде хазар был распространен византийскими евреями, однако Л.Н.Гумилев приводит средневековые источники, по которым видно, что хазары жили «по законам Моисея» задолго до прихода в Итиль византийских евреев, переняв иудаизм от иранских евреев–маздакитов, бежавших на Кавказ в 529 году.

«Главный князь», «князь изгнания» или экзиларх — так евреи диаспоры называли своих правителей, часто засекреченных, которые непременно должны были происходить от царя Давида — первого царя из колена Иуды. Таким образом получалось, что терроризировали соседние народы и совершали набеги арийцы–хазары, а руководили и пользовались этим евреи–маздакиты, и когда пришло время отвечать, то виновниками оказались хазары.

Из системной целостности Хазария превратилась в противоестественное сочетание аморфной массы подданных с господствующим классом, чуждым по крови и религии. Называть сложившуюся ситуацию феодализмом нет оснований. Да и может ли этносоциальная химера принадлежать к какой–либо формации?

Главной задачей власти стало подавление внутренних врагов, а не заботы о развитии страны и ее народа.

Подготовил по материалам СМИ
Анатолий Бурый

Окончание здесь