Костя Цзю: Когда мне сделают предложение – я готов

27.05.2011 13:04:25

Бывший абсолютный чемпион мира по боксу в первом полусреднем весе россиянин Константин Цзю недавно побывал в Донецке на турнире по боксу среди профессионалов, организованном промоутерской компанией «Union Boxing Promozion».

Напомним, что в 1992 году Костя переселился в Австралию, принял ее гражданство и стал профессионалом. Первые же его бои ошеломили публику — Цзю был великолепен: всегда предельно жесткий, экономный и собранный, исключивший из своего стиля все лишние движения. Поражал его страшный правый удар, за который Костя получил прозвище «Гром изнутри».

Уже в четвертом своем поединке Костя за 10 раундов избил бывшего чемпиона мира ЛаПорте. Всего за три года Костя и сам завоевал титул, нокаутировав всех своих соперников, кроме многоопытного Брамбла, тоже бывшего чемпиона. О Косте стали говорить, как об одном из десяти лучших в мире, он пять раз в предельно свирепой манере защитил свой титул, и назревал бой с де ла Хойей за звание лучшего из лучших. Но… У Цзю есть одна особенность — он невысокий, но совершенно квадратный парень, чей обычный вес около 80 кг. Вписываться в отведенные 63,5 кг ему позволял лишь невиданный фанатизм на тренировках и обезвоживание. Вот и на «проходной» бой с Винсом Филлипсом Цзю вышел до предела ослабленный «сгонкой», да еще и полез «рубиться», не заботясь о защите… После 10–го раунда рефери остановил бой — этот проигрыш стал главной сенсацией 1997 года.

Единственным ответом Цзю стали еще более яростные тренировки. Возвращение обернулось для его первых восьми соперников нокаутами и завоеванием Костей двух чемпионских поясов. Избив еще и Уркала, Цзю вышел на Заба Джуду в бою за Абсолютный титул, причем Джуда был фаворитом. Проиграв первый раунд, Цзю очень «обиделся», и во втором от его правого удара Заб падал трижды. Так Цзю стал единственным «советским» боксером, завоевавшим сразу три пояса.

В последний раз Цзю дрался в начале июня 2005 года, когда проиграл техническим нокаутом в Манчестере поединок за звание чемпиона мира IBF англичанину Рикки Хаттону. После окончания 11 раунда секунданты Цзю выбросили белое полотенце, отказавшись от продолжения боя. В сентябре 2008 года Цзю исполнится 39 лет.

Не собирается ли Костя возвращаться на ринг — этот вопрос задают ему везде и всюду. С него же началась и пресс–конференция в Донецке.

— Это традиционный вопрос, который я слышу за последние два с половиной года практически на каждой встрече. Отвечаю, что я еще не знаю, хотя, знаете, все больше склонен к тому, что, может быть, это уже не нужно. Мы только издали последнюю мою книгу — она как раз пытается найти ответ на этот вопрос. Это очень сложный вопрос для меня в том отношении, что я живу с ним каждый день. Каждый день я задаю его себе утром, вечером, днем, и каждый раз у меня — разные ответы на этот вопрос. Каждый день, в течение дня даже, этот ответ меняется. С одной стороны, знаешь, в этом году будет 30 лет, как я занимаюсь боксом. Все, что было возможно выиграть, я выиграл. Единственное — у меня нет олимпийской медали. Я достиг тех вершин, которые можно было достичь. Заработал немного денег для семьи, и мне не нужно будет думать об этом до конца своей жизни. Я занят. Просто непосильно занят. У меня интересная работа, у меня интересное дело. Все есть, все. Есть, знаете, и главный вопрос, который я себе сотый раз задаю: зачем мне это надо? А вот на него как раз ответить не могу. Зачем мне все это надо? Доказывать что–то — это я для себя сказал, что это неправильно доказывать, что ты еще что–то можешь. Да, я уже доказывал, а вот матч–реванш — это для меня, как бы это ни звучало пошло, не имеет какого–либо значения. Потому что я перешел это.

Причину, когда я первый раз в своей карьере проиграл Филипсу, я нашел в самом себе, что я делал неправильно, поэтому когда мы с Винсом встречаемся, я его благодарю за то, что он выиграл у меня тогда. Потому что после того боя я стал профессиональным атлетом. Я думал — все, я непобедимый, но я проиграл тот бой, и нашел причины, не стал искать в себе оправдания. У меня трех человек из команды уволили за то, что они мне говорили то, что я хотел слышать, а не то, что мне нужно было слышать.
Мы сегодня с ребятами–боксерами общались, с командой Димы–Юры (Дмитрия Елисеева и Юрия Рубана – ред.). Один совет, который я бы хотел им дать: есть профессиональный бокс — это вид деятельности, и еще есть профессиональный атлет — это вид мышления. Это когда все, что вы делаете не относящееся к боксу, отменяется. Вот в этом и заключается профессионализм. Все, чтобы ты ни делал: интервью, встречи, все, все буквально, все живет только делом, понимаете?

Знаете, у меня иногда спрашивают, хотят ли мои дети заниматься боксом. Мой старший неплохо это делает. Он не занимается боксом, но у него получается, у него есть техника определенная, мы раз, бывает, в неделю на лапах держим, спарринги, открытые причем, нормально получается. Но если он не будет тренироваться два раза в день боксом — не получится из него боксер.
Когда я готовлюсь к боям, моя семья находится на той же диете, что и я. Она не очень то такая вкусная, она… привыкаешь к ней, конечно, но она скучная. У меня сахара даже нет на столе, потому что сахар — это неправильно для организма. Поэтому у меня никто из семьи сахар не пьет. У нас на масле ничего не готовится, жареное масло — нет такого.

Я стал профессиональным атлетом, когда понял: все, что не относится к боксу — отменяется. И я считаю, что я хорошим атлетом стал. Вот, например, высшее образование, вроде и не надо было бы, но я учусь, потому что это — спортивный менеджмент, это как раз то, чем я занимаюсь. Я не люблю делать что–то для галочки, я должен получать от этого удовлетворение. Все, чтобы ни делал.
У меня отношение к жизни — это никогда не сдаваться, идти до конца. Не все выигрываешь, не все получается в жизни, но любые поражения, любое, что не получается в жизни — ты относишься к этому, как к шагу вперед.

— Какие книги ты написал?

— Всего у меня 5 книг. А в самой последней я как раз и задаю себе вопрос: «Нужно ли мне это» (выйти снова на ринг — ред.).

— На каком языке?

— На английском все. Если все получится, то 18 или 19 апреля будет презентация книги в Москве. Они назвали книгу «Непобедимый», это название мне не нравится. Эту книгу я посвятил Борису Николаевичу, первому президенту России, которого хорошо знал. Кому–то он нравится, кому–то нет. Не важно. Он жил в плохой, в тяжелой эре и поэтому определенное уважение он у меня имеет.

— Что Вас связывает с Донецком?

— Рядом со мной сидят мои друзья — вот почему я здесь, только по этой причине. Я должен лететь в Америку, у меня там серьезный проект, потом возвращаюсь домой, а уже 18 апреля вылетаю в Россию. Там я уже третий год провожу турнир своего имени. Я лично организационными вопросами не занимаюсь, но я люблю свое имя, я за него 30 лет воевал, создавал это имя, и оно мне важно, для меня лично. Поэтому все, что ассоциируется с моим именем, должно быть правильно. Я не могу дать имя турниру, и сказать, что вы мне оплачиваете и все нормально. Я такое не люблю делать. Поэтому мне приходится летать. Турнир будет сейчас в Калуге. Идея такая, что ребята обязательно приедут туда, посмотрят, как все это проходит там. Идеально сделать совместный турнир, может быть, здесь. Кубок Кости Цзю, который будет проходить совместно с «Union Boxing Promozion». И сделать его здесь как первый международный такой турнир. Россию мы уже всю объехали, пора выезжать в другие страны (нормально, да, звучит? С ума сойти. Украина — другая страна). С удовольствием мы это можем сделать, потому что здесь все делается профессионально. Я люблю профессионалов, я ненавижу дилетантов. Поэтому я приехал сюда с радостью, зная, что все здесь будет организовано четко.
Знаете, из маленьких городов выходят более «голодные» спортсмены. Потому что у них есть желание за что–то воевать, к чему стремиться.

— Меня зовут Богдан Хмельницкий, я друг компании «Union Boxing Promozion». Возвращаясь к вопросу о возвращении — я не верю, что не хочется вернуться, но есть же еще и фаны, и их очень много. Если ты все–таки решишь вернуться, как это сделаешь? Через промежуточный бой? Мне кажется, реванш был бы жутко интересен в финансовом плане…

— Знаешь, уже третий год идет, мне не было сделано ни одного предложения, от которого я бы не смог отказаться. Я хороший профессионал, я знаю, сколько стою — я дорогой, я очень дорогой. Поэтому я говорю, что когда мне сделают предложение, от которого я не смогу отказаться – я готов убрать профессиональные амбиции. Я занят сейчас, у меня расписание до середины следующего года. Все в жизни идет от приоритета. Ты говоришь себе, знаешь, вот все это здорово, бизнес здорово, это здорово, но мне сделали предложение, где я должен убрать все свои дела, на второй план и посвятить себя боксу. Мне нужно 5 месяцев подготовки к бою. 5 месяцев хорошо подготовиться к бою. Мне жена говорит: «Ты во время подготовки как беременная женщина девятимесячная, такой нудный, такой противный. Представляешь, полгода видеть меня таким? Готовы ли они к этому, готов ли я к такой жертве? Для меня это жертва. Я знаю, что я тяжелый и нудный, и знаешь, когда утром обычно просыпаешься в 5:30, в 9:00 ты уже спать хочешь, а дети только в школу идут. И знаешь, это… я не готов к этому в данную секунду.

— Сколько ты сейчас весишь?

— У меня нет весов. Меня достали уже те весы, после того как я взвешивался по 5 раз на день в течение 30 лет. Я думаю, у жены большое желание узнать, сколько я вешу. Но не хочу я взвешиваться. В день боя я 70 кг вешу. А так я думаю сейчас я вешу 75–78 кг — это нормальное состояние. Самое больше у меня в один день уходило 10 кг. Вот так! Я вам скажу, что это много, а во время боя у меня уходит 5 кг. Поэтому весы мне противопоказаны.

— Скажи, а мы увидим какой–нибудь телепроект типа «Король ринга», где ты будешь тренировочно–выставочные бои проводить?

— Ну, у нас такое проводится, опять же в России…

— Ну не так, как там...

— Да, согласен, там такая ерунда получилась.

— С боксерами тренировочные бои для них.

— Но опять у меня есть интересное предложение. Я считаю себя очень сильным профессионалом — то, что я делаю. По фитнесу очень мало людей, которые могут сравниться с моей работой. Даже сейчас, когда не тренируюсь, я могу делать много других вещей. Кто–то вот говорит, что в течение часа 1100 раз отжимается. У меня рекорд 270 раз отжиманий, мой личный рекорд. А знаешь, какой мировой рекорд — 10000 раз. Причем мальчику 6 лет. Неправильно, да? Родители как издеваются над ребенком. Все относительно в жизни.

Думаете, мне охота каждый день вставать утром? Да ни фига. Не охота. Пока в постели лежу, то не хочу вставать. Думаю, давай, будь мужиком, вставай и тренируйся сегодня. Вот встал, в туалет сходил, блин, ну давай, думаю, хоть до зала дойду, посмотрю, что там творится. Дойду до зала, посмотрю немного, и засасывает, потому что это становится образом жизни. Спорт — это образ моей жизни, быть здоровым — образ жизни, чувствовать себя хорошо. Это самый главный пример моим детям.

Я рассказывал, как я делал рекорд своих отжиманий? У меня был рекорд со сборной СССР — 170 раз. Он держался больше 10 лет. Но потом Тимоха Скрябин сделал 171 раз. Думаю, ну и ладно, и много лет даже не думал побить. А после травмы руки у меня в один день голову заклинило. Думаю, надо чё–то рекорд, наверно, поменять свой. Неделю я готовился к этому рекорду. Сделал 180, потом взял 190, 200, 201, 220, 221. Рекорды ставил для самого себя, я ж не для кого–то делаю. После травмы руки начал восстанавливаться и переключился на новое дело. О, я ж теннис проиграл сыну! Я расстроился и решил реабилитироваться и сделал свой рекорд в отжиманиях 270 раз. Вроде много, но я говорю, надо заставлять себя переделывать. Кажется, что уже установлена планка, дальше которой ты не можешь перейти. В боксе часто бывает, что наталкиваются на тот момент, что ну всё, ну невозможно уже дальше. А я вам говорю, что возможно, возможно перебороть себя. И когда это станет образом вашей жизни — перебороть самого себя, то всё, ничего нет вам невозможного в жизни.
Я живу для того, чтобы получать удовольствие. Я ничего в жизни не делаю, что мне не нравится, совсем. Мне если предложат большие деньги за рекламу того, что мне не подходит, моему имени, я откажусь. И у меня много было предложений, где я отказывал.
Я пропагандирую здоровый образ жизни. К сожалению, это во многом зависит от правительства, от губернаторов. Чем больше губернатор, или мэр города, будет любить это дело, тем больше у них в регионе будет заниматься спортом. Мы в последний раз приезжали в Екатеринбург, и мэр нашего города первый раз попал на бокс. Все, фанат стал по жизни. Серьезно. Приехали в Тульскую область — то же самое с губернатором Тульской области. Вот я прилетел сюда, прошел ажиотаж какой–то, и вот если с этого ажиотажа 10, 15, да даже 5 ребят уйдут с улицы, и придут в зал – так это же здорово!

— Газета «UАргумент», два вопроса. Первый — почему Австралия? И второй — если будет бой Валуев–Кличко — какой прогноз?

— По второму вопросу — я же политический человек, понимаете, уже знаю, как говорить: я не знаю (улыбаясь).

По первому: знаете, как в фильме «Магадан ведь почему — я там сидел». Почему Австралия? Вот знаете, все, кто приезжает туда — влюбляются в эту страну. Хотя и не все, вру. Некоторым нравится. Но кто–то не может там жить. Иосиф Кобзон, например, он говорит: «Костя, как ты там живешь? Там же так скучно!». Люди привыкшие к такому образу жизни. Понимаете, я там езжу сам за рулем, в России я не езжу за рулем, у меня водитель, у меня охрана, у меня это, то… столько всего, что аж… Я там удовольствие получаю ездить сам. Я хожу без охраны, понимаете, там страна в такой степени… там миллиардеры ходят без охраны, сами за рулем ездят. Там так… Я не пропагандирую, что там все классно, там такие налоги, что караул, есть свои прибамбасы, которые мне не очень нравятся. Но я люблю эту страну тем, что я могу приехать, и мне там спокойно. У меня дети спокойно ходят в школу, могут сами доехать, у нас там легче все. Там намного легче, там спокойно жить. Все легко, все здорово, доброжелательность постоянная. Конечно, в семье не без урода, есть проблемы. Бывает, кто–то подерется, но там спокойно. Первые 6–7 лет я даже машину не закрывал, а сейчас уже привычка закрывать, да еще и в гараж поставить, и на сигнализацию включить.

— Вы очень занятой человек. А как семья к этому относится?

— Плохо. Мне повезло со своей семьей. Мне повезло и со своей супругой очень сильно. Тяжело было. Мы приехали, ей было 19 лет, когда я ее привез в Австралию. Причем мы с ней еще не жили вместе до того. Представляете, молоденькая девочка, которую сорвал у родителей, привез в Автралию, будет жить со мной. А как жить, а как готовить, а как стирать, а как, как, как…? Тяжело было. То, что она мне троих ребяток родила, то, что она, пока рожала и воспитывала детей, получила два высших образования… Ей сейчас не нужно работать, но она не может сидеть дома, сейчас работает в салоне красоты, и ей нравится делать женщин, мужчин красивыми. И когда, я помню, приходит и говорит: «Делаю педикюр женщине одной, ну и разговорились что–то, а ты мимо прошел, я увидела и: Костя! Ну и: че это, как это? Ну, говорю, я супруга его. У женщины той ощущение было такое: «Ты, и ты мне делаешь педикюр?». Жена говорит: «Да, и с удовольствием это делаю, потому что у вас ногти такие красивые будут».
Она не лентяйка у меня, и плюс смотреть за всем хозяйством нашим, за мной, это хуже хозяйства. Вот я сейчас отсутствую очень долго, но, слава Богу, они понимают меня, знают, что это на определенное время и нужно дела делать, чем так сидеть дома. Потому что это неправильно, я деградирую, как личность, если буду сидеть дома. Хотя могу сидеть просто ничего не делать. Моя мечта — ничего не делать. Вот просто придти домой — и как амеба.

— Вы объездили всю планету, какие ваши любимые места?

— Дом.

— Вы говорите, что в Австралии ходите без охраны, а в России с охраной. А Вам приходилось на деле применять боксерские навыки?

— Я не дерусь вообще на улице. Последний раз мне приходилось использовать свое мастерство, свои навыки в 90–м году. Почему это произошло? Определенная слабость характера. Сейчас моя сила в том, что я намного сильнее в моральном плане. Есть определенное обучение, которое применяли в КГБ, когда ты должен был прийти в любой сумасшедший клуб, где постоянно дерутся и провоцируют тебя, и выйти оттуда спокойным. Либо наоборот, когда в спокойной обстановке ты можешь сделать конфликт. Есть определенное обучение. У меня есть сила, но я не могу сказать, что я самый сильный. Есть другие здоровые ребята. Мне не надо ничего доказывать. Умение общаться, говорить и предотвращать ситуацию у меня нормальное. В Австралии я ходил в местные клубы, где пьяные здоровые мужики не могли обойти меня вниманием, предлагая померяться силой. Мне приходилось с ними общаться, показывать вид, что я с ними борюсь, но все было так поставлено, что это не был конфликт. Почему происходят драки? Потому что кто–то что–то хочет доказать.

— Точка на земном шаре кроме дома родного?

— Я стараюсь на отдых ездить каждый раз в новые места. Как–то созвонились с Ларисой Долиной, я с ней много лет дружу. Она говорит: ты че делаешь?. Я говорю: да собираюсь отдыхать. Она говорит: мы тоже, вы куда едете? Где можно встретиться, давай в Гонконг? — Давай!
Билеты заказали, взяли номера в гостинице и все, встретились, провели просто сумасшедшую неделю. Я со всеми детьми, она с супругом. Ну здорово провели время. В прошлом году в Новозеландию на снег, дети первый раз снег увидели нормальный, бедные дети.

Хотя у меня дети не получают деньги просто так. То что нужно, то всегда есть. У нас есть копилка, там лежат деньги. Если нужно, они подходят и говорят: «Пап, дай 5–10 долларов». Я говорю: возьми. Он берет столько, сколько нужно, лишние не возьмет. У каждого ребенка в семье определенные обязанности, которые они должны делать не за деньги — это обязанность. Этому приучаю с детства. Но если, к примеру, мне нужно помыть машину. Тут я говорю им: «Помыть машину на стоянке мне стоит 30 долларов. Если вы это делаете, я вам дам 20 долларов — каждый получит по 10, а я сэкономлю себе и дам вам возможность заработать». Приучаю их к тому, что нужно не получать все, а зарабатывать. Старшему в этом году будет 14 лет, и он может начинать работать. Он пойдет на работу в «Макдональдс» по выходным, за 5–6 долларов в час — это не важно, но это будут его деньги. Иногда я даю ему премии за хорошие игры за местную футбольную команду.

— Вы когда–нибудь задумывались, если не бокс, то что?

— Бокс. Я, знаете, даже не задумывался. Меня слишком рано привели в это дело, слишком маленький был. Первый бой у меня был в 9 лет, весил я тогда 25 кг, представляешь, какой я маленький был. У нас папа любил бокс, в футбол хорошо играл. Я даже не представляю себя без бокса.