Андрей Бондарчук: ВЛАСТЬЮ НУЖНО ДЕЛИТЬСЯ

27.05.2011 12:32:41

Андрей Бондарчук родился 17 июня 1970 года в селе Луганское Артемовского района Донецкой области. В 2006 году он стал мэром города Дебальцево. Города, в котором накопилось столько проблем, что разгрести их все под силу далеко не каждому человеку.

— Вы, наверное, один из самых молодых мэров не только в Донецкой области, но и в Украине. Как Вы, не имея опыта хозяйственной работы, решились идти в мэры?

— Я не хотел всю жизнь отдавать кабинетной работе. Более пяти лет я работал в управлении внутренней политики областной администрации. Чтобы иметь какой-то рост, необходимо попробовать себя в разных сферах и приобрести опыт. Опыт разноплановый. Это первая мотивация. Ну, а во-вторых, для меня, как человека не из бизнеса, а из госслужбы, важен опыт управления.

— Как Вы смогли победить на выборах? Почему Вам поверили люди?

— На выборах в мэры Дебальцево было 8 кандидатов, было много достойных людей. Когда мне говорят, что ты вот шел при поддержке такой популярной партии в нашем регионе, то я хочу сказать, что четверо из 8-и кандидатов были члены этой партии. Поэтому у людей был выбор. Мне оказали доверие. Сложились так обстоятельства, люди сравнили, поверили. Сейчас я чувствую определенную вину, поскольку из-за ростов тарифов я также вынужден их повышать. Это вызывает сильное неудовольствие людей. Одно дело – выборы. А другое – когда ты реально с этим столкнулся, и когда ты находишься в объективных условиях. Ты не можешь держать тарифы на том уровне, на котором они были, потому что поднимается минимальная заработная плата, а к ней привязаны цены и, естественно, тарифы. Поднимается цена на электроэнергию, поднимается цена на газ, поднимается на другие ресурсы. Естественно, никто не сможет держать те тарифы.
Почему я о тарифах – потому что это самая больная тема. Затем, для того, чтобы выйти из тупика жилищно-коммунальной сферы, нужно ужимать социально-гуманитарную сферу, то есть ужимать медицину, образование, культуру. А там и так 80%, а в культуре все 90 процентов затрат – голая зарплата. Остальное – энергоносители этих учреждений. То есть на развитие абсолютно ничего нет. А если мы хотим ЖКХ каким-то образом обеспечить водой, теплом, решить проблемы с мусором – то мы вынуждены идти на очень непопулярные меры… Я даже не знаю, насколько я сам стал непопулярным человеком для многих жителей. У нас в городе было 4 больницы, а теперь одну из них мы вынуждены перепрофилировать в поликлинику. По сути это выглядит как закрытие больницы. Но мы вынуждены экономить, иначе завтра мы не сможем даже зарплату людям выплачивать.

— Вы сами принимаете такие решения, или это городской совет? И какое влияние Вы можете оказывать на горсовет?

— Я хотел бы вам сразу сказать, что в городе Дебальцево победил не Бондарчук, или не только Бондарчук, но еще победила партия, которая из 44 депутатов имеет 37, то есть до 80% депутатского корпуса. Естественно, игнорировать депутатов никому не позволительно. Тем более, при такой значительной поддержке избирателей. Хотя городской голова может наложить вето на решения горсовета, что я делал по разным причинам дважды. Но, во-первых, конфронтация с депутатским корпусом ни к чему хорошему не приводит, а во-вторых, работа депутатских комиссий и работа самого совета сейчас более активна, и она стимулирует также к более плодотворной работе и самого голову. Все это вместе позволяет вырабатывать согласованные решения. Согласно изменениям в законодательстве о местном самоуправлении, например, земельные вопросы должны рассматриваться горсоветом каждый месяц. А еще надо учесть и то, что и депутатские комиссии постоянно заседают.

— А оппозиции у вас нет?

— А что имеется в виду под словом оппозиция? Понимаете, если депутатский корпус состоит на 80% из членов одной партии, то это не значит…

— Из каких партий еще у вас прошли депутаты?

— Еще два коммуниста и пять человек из блока Витренко. Блок Витренко получил 7 мандатов, но список был короче, чем количество мандатов, то есть два мандата они потеряли. Так вот, не стоит думать, что у нас нет какой-то, я бы сказал не оппозиции, а позиции. То есть оппозиция бывает такая, что внутри самой фракции многочисленной бывают разные мнения, и столкновения мнений. То есть чем больше партия, чем больше ее влияние, тем внутри ее больше позиции.

— А схватки за землю бывают – такие как в Киеве, в киевском горсовете?

— Фактически нет. Бывает, скажем, что земельным вопросам – особенно депутаты, которые являются предпринимателями, — они больше посвящают времени, чем вопросам бюджета. Это да, это есть. Кстати, я даже вынужден был как-то сделать упрек такой, говорю «уважаемые депутаты, вы вопросам земли посвящаете в два-три раза больше времени, чем вопросам, касающимся формирования бюджета». Так что и у нас есть за что бороться. Дебальцево – не островок, это часть всей Украины.

— Землю уже всю распродали?

— Землю распродать всю невозможно. Мы же ее не продаем, мы ее раздаем в аренду. Дебальцево имеет очень мало земли, потому что в советское время все было общее, и никто на это особо не обращал внимания. И, например, есть часть жилого фонда нашего в городе, которая находится на енакиевской земле, на земле Артемовского района. А просто так отдать, вы знаете, не каждый стремится, даже имея огромную территорию. Земельные вопросы необходимо регулировать на законодательном уровне – сделать четкую, упрощенную и прозрачную процедуру. А так у нашего города на самом деле очень мало земли. А еще значительную часть земли занимают предприятия железнодорожного транспорта, которые имеют льготу на оплату за использование земли. Например, за 2006 год, по нашим подсчетам, из-за этой льготы мы потеряли 8,9 млн гривен. Но эту льготу имеют военные, угольщики, авиаторы и железнодорожники. Но это для всей страны льгота. Мы писали несколько раз предложения, и здесь я с областным руководством встречался, и в парламент мы отвозили наши предложения. Потому что если мы только 25% получаем от того, что положено за эту землю платить, то город очень сильно страдает. Что такое недополучить 8 с лишним миллионов для такого города как наш?

— Да, проблем вы получили немало. А как вообще было начинать работу в этой должности, что было первым шагом?

— Начинать надо было с подбора кадров. Мой главный оппонент, который занял второе место на выборах городского головы, он стал депутатом горсовета (по закону можно баллотироваться одновременно и на городского голову и в совет) – и именно его депутаты предложили на должность секретаря горсовета. Казалось бы, здесь сложно было принять решение, но я понимал, что не стоит с самого начала строить свою работу на какой-то конфронтации. Если бы мы с этого начали, то мы бы думали уже не о тепле, воде или о бюджете – мы бы думали, как друг другу нагадить и так далее. Поэтому я принял решение, и предложил депутатам, как голова, утвердить такую кандидатуру секретарем горсовета. Есть такое простое, я бы сказал, циничное выражение: если хочешь удержать власть – поделись ею. Хотя некоторые считают – вот только дай, дай, и только под себя – это абсолютно неправильно. Надо чтобы было какое-то равновесие, какой-то паритет. Все, как говорится, ты не подгребешь. И неправильно это. Если у людей есть опыт, даже если они были твоими оппонентами – пусть они этот опыт используют на благо людей. Я, кстати, сразу же всем четырем бывшим городским головам предложил стать советниками головы на общественных началах, независимо от каких-то обид ко мне, или друг к другу. Скажем, один из них коммунистом был. Когда я был депутатом горсовета 3-го созыва, у нас были определенные трения. Но я предложил ему быть советником городского головы, и он согласился. Все четверо согласились – и я им за это благодарен. Я то пришел без надлежащего опыта, и практические советы мне нужны. Точнее, не только мне – они нужны городу.

— Почему именно на общественных началах?

— А потому, что у нас нет возможности содержать штат советников.

— А у вас есть сложности в управлении городом?

— У нас была очень сложная подготовка к зиме. На грани остановки было предприятие «Горводоканал». Оно у нас самостоятельное, не входит в областную структуру, то есть находится в коммунальной собственности. Мы его удержали. Пришлось взять кредит, разработали программу «Вода Дебальцево 2010». Я отвозил эту программу в парламент и Кабмин. Ее уже на региональном и национальном уровнях изучают. Я надеюсь, что нам помогут. Мы хотим перейти на скважины. Под нами достаточные резервуары воды. У нас есть несколько успешных скважин, качество воды соответствует требованиям стандартов. Проблема с водой очень серьезная. Очень огромная проблема с ЖКХ. У нас нет газа. Наш город, вместе с Добропольем – это два города областного подчинения, которые не имеют природного газа. А что такое жить в таких условиях? Это значит постоянно откладывать полный крах. Поэтому у нас определена стратегия по переводу котельных на электроэнергию. Очень много споров по поводу того, что это невыгодно. Но я год назад был в США, я там был 10 дней. Я хочу сказать, что американцы, которые просчитывают все затраты всегда – они используют и газ, и электрокотельные у них также широко распространены. У нас уже есть пилотный проект на Восточном поселке, от электрокотельной отапливается школа, садик и 7 жилых домов. И сейчас уже готов фундамент под такую котельную на Заводском поселке, проект сделан под микрорайон Черемушки. В плане стоит 26 котельных перевести на электричество. Но это не просто перевести – это надо усилить сети города, которые очень в плохом состоянии.
Город, где недостаточное количество тепла, и нет газа для приготовления пищи, ни природного, ни сжиженного – подачу сжиженного прекратили еще в 1994 году – город использует электроэнергию. Это очень дорого при теперешних ценах. Нагрузка огромная на сеть и огромные масштабы воровства электроэнергии. Идет целая война между РЭСом и населением.

— Снова приходится местной власти быть непопулярной?

— Конечно. А ты, то есть городской голова, самый непопулярный человек. Потому что я за это время понял несколько вещей. Я представлял, куда я иду. Но это примерно то же самое, если сравнивать футбольный матч на стадионе и по телевизору. Когда ты по телевизору смотришь – это одно. Когда же выходишь на стадион – это совсем другое. Так и здесь. Одно дело – это представлять где-то там со стороны, а другое – быть в середине этого процесса. Так вот, я понял, что городской голова в наших условиях виноват во всем.
Иногда, знаете, на приемах граждан чувствуешь себя мусорной ямой, куда приносят весь мусор. Я не имею в виду вопросы общего характера, которые действительно касаются общегородских проблем, или даже жалобы личного характера, которые действительно требуют вмешательства городских властей. Но очень многие приходят с жалобами на своих родственников, на членов своей семьи, что они не работают, что они пьянствуют, что соседи такие-сякие. Но это вопросы общей культуры. К сожалению, могу констатировать, что с этим в нашем обществе пока очень и очень плохо. Я не хочу сказать, что наше общество не соответствует лучшим стандартам успешных стран, но над этим надо много работать, потому что иначе у нас нет будущего.

— А что, кстати, делал наш, донецкий, из Донецкой области мэр в Америке?

— Меня пригласили в эту поездку из Всеукраинской организации «Клуб мерів» по программе «Открытый мир». Мы были в США 10 дней. В этой программе участвуют Россия, Украина, Литва. Жили мы там в семьях. Имели встречи с мэрами. Нам показывали все городское хозяйство. Посещали тюрьмы, посещали больницы, учебные заведения, общественные организации. Были в Вашингтоне, в городе Луисвилль на реке Огайо, штат Кентукки – это родина Мухаммеда Али. У него там центр Мухаммеда Али. Интересно было. И поучительно. Поскольку нам надо много сделать для того, чтобы выйти на те социальные и экономические стандарты, которые есть в развитых государствах.

— Я, кстати, не хотел задавать вопросы на политические темы. Но в данном случае вопрос напрашивается. Партия Регионов в своей предвыборной программе делала акцент на сотрудничество с Россией. И население Донецкой области, вообще Востока Украины, Крыма – оно настроено так, скажем, немножко агрессивно против Запада, Америки, НАТО. И вот вдруг вы едете в Америку, вас приглашают. Ваши впечатления, видение сотрудничества – что вы скажете об этом?

— Сотрудничать надо со всеми. Украина, если хочет во главу угла ставить вопрос прежде всего благосостояния и экономики, должна сотрудничать и с Россией, и с западными странами. На взаимовыгодных условиях.

— И что вы там для себя почерпнули?

— Ну, во-первых, мы ничем не хуже других городов, и я хотел бы, чтобы и у нас были побратимы. Вот, например, российский город Пермь уже 10 лет дружит с тем же Луисвиллем, и за это время там налажены очень тесные взаимовыгодные связи. Города побратимы есть, скажем, у Артемовска и других донецких городов. Благодаря тесным узам сотрудничества Артемовска с городом Омаха штата Небраска там реализовываются программы развития малого бизнеса, решаются проблемы коммунальной сферы. По программе «Партнерство средних школ», сотни детей уже побывали в Омахе. Между прочим, до середины XIX века Небраску называли «Великой Американской пустыней». Сейчас эта плодородная, цветущая земля. Мы в качестве города побратима сейчас рассматриваем предварительно город Овенсборо в штате Кентукки на реке Огайо. Кстати, в штате Кентукки, как и в Донбассе, есть много угледобывающих шахт. Но это налаживание связей не значит, что мы закроемся для всех других. Я, когда озвучивал на сессии свое предложение – потому что депутатам в итоге решать – сказал: пожалуйста, если у кого есть предложения по сотрудничеству с городами России, Беларуси, Казахстана, давайте, будем рассматривать. Некоторые депутаты сказали, что будут подыскивать побратимов и в этих странах. Пожалуйста, мы поддержим.
Во-вторых, я встречался в Америке с людьми, которые обещали помочь с медицинским оборудованием для роддомов. И – опыт. Очень полезно посмотреть, как функционирует, скажем так, уже устоявшееся гражданское общество. В штате Кентукки максимальное количество людей избирается. Там избирается не только губернатор, там избирается секретарь штата (есть такая должность), избирается главный аудитор штата, главный бухгалтер. Избираются судьи во всех каунти (это графства, районы). Избираются шерифы, то есть начальники милиции. Избираются начальники тюрем. Избираются родительские комитеты в школах. Причем драка там не меньше, чем за городской совет, потому что родительский комитет решает, какую программу для школы принять, строить – не строить что-то дополнительно, решают финансовые вопросы.

— Как выборы проходят – как у нас, в один день?

— По разному. Секретарь штата отвечает за выборы на территории штата. Выборов очень много. Вот это, пожалуйста, и есть местное самоуправление.

— У вас есть выходные?

— Есть, конечно.

—Сколько? И где вы их проводите?

— По разному бывает. А свободное время люблю проводить на даче. Люблю очень землю.

— Дача была до того, как вы мэром стали?

— В 1978 году, это вообще участок моих родителей. Это еще советские 6 соток, маленькая такая. Но она на берегу водохранилища, поэтому там очень приятно. Люблю там что-то сажать. Но в основном не огородные культуры, а больше цветы, хвойные, люблю этим заниматься. Люблю заниматься спортом. Сейчас хожу на волейбол, и немножко занимаюсь тем, что называют сейчас бодибилдингом, пауэрлифтингом.

— А как в городе вообще со спортом?

— У нас есть две спортивные школы, одна – Донецкой железной дороги. У нас относительно хороший бассейн. Последняя спартакиада Донецкой железной дороги в начале сентября проходила именно в Дебальцево. У нас есть хорошие пловцы, которые будут рассматриваться как кандидаты на Пекинскую олимпиаду. Развивалось очень хорошо ушу. Выходцы из Дебальцево занимают на международных соревнованиях, в том числе и в Китае, на родине ушу, даже первые места. Не говоря уже о Европе и так далее.

— На что бы вы хотели еще обратить внимание, что важное мы упустили?

— Без активного участия граждан в жизни страны, без местного самоуправления вообще Украина не состоится. Люди должны знать, что власть в городе не принадлежит мэру или еще кому-то. Она принадлежит каждому в части какой-то. Говорить, что мэр – хозяин города, значит, таким способом перекладывать с себя ответственность. Нет, мэр – это служащий. Такой же, как и все остальные служащие. Поэтому пока люди не поймут, что они — хозяева своей судьбы, и будут ждать, что кто-то придет, кто-то заставит, кто-то что-то даст – ничего не будет. Я хотел бы, чтобы люди это поняли и были активны, как члены территориальной громады своего города. Местное самоуправление – это как птица, которая держится на двух крыльях. Первое крыло – это материальная основа, бюджет, предприятия. Второе – не материальная основа, а духовная, душевная. Это субъективная сторона, без которой объективное не состоится. Если люди не заинтересованы в своей инициативе, которая не измеряется только делами, то денежная сторона никогда не будет работать на полную катушку.

Анатолий Бурый
«UАргумент»