У кого в Украине есть сегодня будущее?

25.05.2013 20:34:31

Подытоживая бурные дни майских противостояний в Украине, приходится констатировать, что такого накала политического противостояния в Украине еще не было.

Об этом сказал в своей пятничной «Свободе» на «Интере» и Савик Шустер:  «Я эту программу делаю много лет, я реально чувствую: так плохо в Украине не было никогда».

Конечно, был 1991 год — шахтерские забастовки и руховские всеукраинские акции, было движение «Украина без Кучмы», был Майдан и Северодонецк — всё это было, но, несмотря ни на что, именно сегодня в воздухе реально запахло бедой.

Потому что тогда, ранее, мы еще не были так разорваны и поделены имущественно, мы еще верили милиции и армии, мы еще надеялись на конечную справедливость судов и вообще власти — а сегодня не осталось ничего… Ни веры, ни надежды… на светлое будущее…

Мы стоим на пороге больших потрясений — и даже власть это начинает понимать. Они нас начали пугать фашизмом, но фашизма мы уже не боимся — и опрос у того же Савика Шустера показал, что 90% телезрителей полагает, что фашистской угрозы нет. Как по мне, то именно этот результат говорит о том, что фашизм сегодня близок как никогда. Почему? Да просто потому, что в ситуации, когда развалена экономика, когда происходит стремительное социальное расслоение народа (и это после 70 лет социального равенства и братства!) и т.д. — приход фашизма неизбежен.

А власть, кроме запугивания, ничего больше не делает для предотвращения катастрофы. Она пугает бандеровцами и демонстративно одевает георгиевские ленточки — вместо того, чтобы искать пути примирения Востока и Запада. Власть руками бандитов и беркутовцев избивает до крови украинских патриотов — и позволяет проводить марши украинских геев, тщательно их оберегая и защищая.

Один из лидеров Партии регионов, народный депутат Борис Колесников в субботу заявил,  что сегодня у ВО «Свобода» нет никакой идеологии и нет будущего, и не только у «Свободы», а и «у любых национал–патриотических движений». А у кого есть это будущее? У партии, извините, пидоров?

Анатолий Герасимчук