О наследниках попа Гапона

17.01.2014 15:51:09

Некоторые наши читатели называют журналистов. критикующих вождей Евромайдана, провокаторами и попами Гапонами. Но в случае, когда речь идет о Майдане и о «провокаторах», по воле которых оказались избитыми сотни людей — как со стороны митингующих, так и со стороны людей, охраняющих правопорядок на улицах столицы, — провокаторами являются не журналисты.

Поп Гапон — этот тот, который повел людей под пули 9 января 1905 года, а в марте 1906 года был убит группой боевиков–эсеров по обвинению в сотрудничестве с властями и предательстве революции. Тогда тоже люди хотели перемен, и священник Георгий Гапон предложил идею шествия к дворцу царя «всем миром», потому что, по словам Гапона, петицию, поданную депутацией от рабочих, можно положить под сукно, но петицию, принесённую десятками тысяч рабочих, нельзя положить под сукно. Гапон три дня разъезжал по столице, зачитывал петицию к царю и давал ей толкование. Говорил Гапон просто и искренне и легко овладевал аудиторией. Секрет ораторского таланта Гапона состоял в том, что он говорил с рабочими на одном языке и выражал их собственные чувства и желания. После каждого пункта петиции Гапон давал ему краткое разъяснение и обращался к толпе с вопросом: «Нужно ли вам это, товарищи?» — «Нужно, необходимо!» — единым вздохом отвечала толпа. В конце речи Гапон требовал от рабочих поклясться, что они явятся в воскресенье на площадь и не отступятся от своих требований, даже если им будет угрожать смерть.

По свидетельству очевидцев, толпа, наэлектризованная Гапоном, пребывала в состоянии религиозной экзальтации. Люди плакали, топали ногами, стучали стульями, бились кулаками в стены и клялись как один явиться на площадь и умереть за правду и свободу.

Утром 9 января Гапон во главе не менее 50000 человек пошел к Зимнему дворцу. Перед выступлением Гапон обратился к толпе со словами: «Если царь не исполнит нашу просьбу, значит, у нас нет царя». В последний момент было решено придать процессии характер крестного хода. Из ближайшей часовни были взяты четыре хоругви, иконы и священническая епитрахиль, в которую облачился Гапон. Впереди шествия несли портреты царя и большой белый флаг с надписью: «Солдаты! Не стреляйте в народ!» Когда толпа приблизилась к Нарвской заставе, её атаковал отряд кавалерии. Гапон скомандовал: «Вперёд, товарищи! Или смерть, или свобода!» — после чего толпа сомкнула ряды и продолжала движение.

«Наэлектризованные агитацией, толпы рабочих, не поддаваясь воздействию обычных общеполицейских мер и даже атакам кавалерии, упорно стремились к Зимнему дворцу», — говорилось в правительственном докладе. В это время по толпе были произведены ружейные залпы, и первые ряды повалились на землю. Залпами были убиты ближайшие соратники Гапона — рабочие Иван Васильев и телохранитель М. Филиппов, шедшие рядом с ним. Сам Гапон получил лёгкое ранение в руку и был повален на землю общим напором толпы. После последнего залпа задние ряды обратились в бегство, и шествие было рассеяно. Этот день вошёл в историю под названием «Кровавого воскресенья».

Так кто сегодня, спрошу я, больше похож на Гапона — журналисты или вожди «революции»?

Разве это не Кличко, Тягнибок и Яценюк многократно прокричали на Майдане: «Это революция!» — а потом не знали, как утихомирить тысячи людей, двинувшихся бить солдат внутренних войск, охранявших Администрацию Президента? Или это журналисты вели людей бить солдат?

К сожалению, сторонники Евромайдана также не желают признавать факт священника УГКЦ Михаила Арсенича из Прикарпатья, призывающего сегодня применить силу к врагам Украины, и называет этих «врагов» — членов Партии регионов — «сучьими детьми».

«Мы реально способны на эту революцию. С врагом не может быть иного разговора, кроме силы, с врагом не может быть иного разговора, кроме разговора пуль и пушек, с врагом не может быть иного разговора, кроме шума нашего леса. Шумит наш лес веревками, на которых повиснут коммунисты», — говорит сегодня в своих проповедях святой отец.

«Шумит наш лес, призывая каждое сердце: вставай! Возьми оружие и оставь свой страх!», — говорит священнослужитель.

Он открыто говорит о необходимости революции: «Никто не строит новый дом, пока не снесет старый. Мы должны вспахать, сделать пахоту сегодняшней власти и на ней построить новую украинскую государственность. И только от каждого из нас это будет зависеть. Насколько наша рука не дрогнет перед врагом. Насколько наша рука будет держать на прицеле сегодняшнюю власть».

Глава УГКЦ осудил священника Михаила Арсенича, который призывал прихожан брать оружие в руки, — но некоторые наши читатели, боюсь, его не осудят. Наэлектризованная толпа сегодня, как и во времена священника Гапона, готова впасть в состояние религиозной экзальтации, плакать, топать ногами, стучать стульями, биться кулаками и головами в стены и клясться как один явиться на площадь и умереть за правду и свободу.

Но всегда помните при этом о миллионах жертв — тех, кто пошел за гапонами.

Анатолий Герасимчук