Порошенко-Коломойский — что именно у них произошло

28.03.2015 13:31:17

Наверное, самый подробный анализ конфликта между олигарх-губернатором Игорем Коломойским и государством в лице олигарх-президента Петра Порошенко есть в статье Юлии Мостовой «Лохмотья гнева» (gazeta.zn.ua).


Но, может быть, не все смогут понять там главные акценты. Нам они видятся такими:

1. Почти десять часов переговоров между Порошенко, Коломойским, Боголюбовым и Ложкиным.

2. Вообще-то этих переговоров могло и не быть. Порошенко и Коломойский — очень похожие по эмоциональному складу люди — были готовы с разгону воткнуть бивни друг в друга. Просто один оторвался от земли, а другой почувствовал, что его в землю хотят загнать. Петр Алексеевич был готов к войне с зарвавшимся губернатором и бизнес-конкурентом — и, возможно, не первый месяц ждал повода в виде очевидной для широких народных масс ошибки государственного бизнес-служащего.

3. Позиции главы государства укрепил Запад. Даже оказалось, что министр иностранных дел ФРГ Штайнмайер умеет разговаривать понятно и четко формулировать месседжи — не так, как в вопросах российской агрессии и оценки действий террористов на территории Украины. Американцы и британцы в публичных заявлениях также были черно-белыми. Но ими не ограничились. Как утверждают источники в Кабмине, после беседы с вице-президентом США Байденом, Арсений Яценюк понял, что должен быть един с президентом во время решения проблемы Коломойского. Утверждают, что необходимость этого понимания была донесена и до министра внутренних дел. Различные сильно компетентные в вопросах криминального прошлого и бизнес-настоящего англоговорящие господа встретились как с Геннадием Корбаном, так и с собственниками группы «Приват». А президенту был попросту дан карт-бланш и задан вопрос: «Или может нам в дальнейшем говорить с Коломойским?».

4. Развязка острой фазы конфликта произошла по самому мягкому из имевшихся вариантов. Утверждают, что у президента их было три. И два непримененных предполагали не только ГПУшную и СБУшную облавы на ряд членов команды губернатора (для чего имелось немало оснований), но и серьезное (до несовместимости с жизнью) поражение интересов группы «Приват».

5. Поначалу переговоров не хотели ни Коломойский, ни Порошенко. Но глава администрации президента Борис Ложкин (экс-партнер Коломойского и Боголюбова по «Украинскому медиа-холдингу») выступил эффективным посредником. Кроме того, «успокаивающий укол» своему партнеру сделал Геннадий Боголюбов — человек, имеющий бизнес-аппетиты не меньшие, чем Коломойский, но напрочь лишенный политических амбиций. И, разумеется, западный фактор, начертавший красными флажками надпись: «Некуда бежать. А если что, то и денег на побег не будет» — сыграл свою роль.

6. Нам остается только наблюдать: подставит ли государство 9-миллиардное плечо «Приватбанку», которому, кстати, НБУ уже согласовал «трешку» рефинанса; кто возглавит после 31 марта «Укртранснафту»; по какой цене государство будет покупать у «Укрнафты» газ; будет ли проведена инвентаризация нефтяных скважин; чьи структуры будут поставлять уголь из зоны АТО — близкие к Порошенко или к «Привату»; войдет ли в берега государственного контроля Дмитрий Ярош; останется ли в должности губернатор Одесской области, бизнес-партнер Коломойского Игорь Палица; будут ли преследоваться в уголовном порядке значимые для Коломойского гос- и бизнес-менеджеры…

7. Насколько достигнутые договоренности совместимы с интересами общества и государства?

8. Вопрос, который интересует общество: «Не ослабит ли оборону страны уход Коломойского с поста губернатора?» Вклад днепропетровского губернатора в купирование расползания сепаратистской хвори по Юго-Востоку нельзя недооценивать. И дело не только в финансировании, обеспечении и формировании боеспособных частей, чем весьма эффективно занимался Геннадий Корбан. Главной заслугой Коломойского является тот факт, что он молниеносно и жестко взял под контроль ключевые фигуры, курирующие криминалитет в Харькове, Одессе, Запорожье, ну и в Днепропетровске, разумеется. Криминальные авторитеты, отцы-крышеватели городов на севере и юге страны знают Коломойского по 1990-м и 2000-м годам как человека дела. И поэтому не пискнули ни слова. В результате, в четырех областях Кремль лишился возможности действовать по привычной сепарообразующей схеме: «мозговой центр» — инструкторы от ГРУ и ФСБ — выходит на криминальные круги, создавая из них «скелет» армии очередной «НР», который впоследствии обрастает «мышцами» более массовой поддержки. Коломойский не дал сформировать этот «скелет» в ряде регионов.

Теперь же, спустя год, многие поняли, что война — это не «путь домой», а лишь дорога к смерти, боли, голоду и крушению всех планов и надежд.

Это не означает, что центральная власть и ее зачастую бездарные местные представители могут вечно рассчитывать на то, что война будет страшнее их неэффективности. Но прежней роли Коломойского в вопросе удержания ситуации в областях уже нет.

9. Происходящий нынче в стране передел — всего лишь попытка переименования монополий и перераспределение потоков. Об этом процессе народу положено знать примерно столько же, сколько и о коммерческо-политических многочасовых переговорах на Банковой — 32 секунды под софитами.

Короче, вы все поняли? Все остается как и было. Просто засветившегося (прежде всего усилиями известных на Западе журналистов-депутатов) олигарха нельзя было не «поставить на место» — ибо грошей Запад не даст. Потому что Запад не понимает, почему страной правит не народ, а олигархи. Но Запад, как и МВФ, пытающийся диктовать валютную политику, — они многого не понимают. И никогда не поймут. А расплачиваться по-любому за все будем мы — простые граждане Украины. А олигархи — ну, а они, как и прежде, будут богатеть. А что им остается?