Основная беда — это не экономика и не коррупция, это то, что гибнут люди

26.03.2015 19:41:36

Геннадий Корбан еще в должности заместителя главы Днепропетровской ОГА (ушел вместе с Коломойским) дал интервью Громадському ТВ.

Приводим некоторые цитаты из этого интервью.

Когда мы пришли к власти — мы подавили подполье. Любое пророссийское подполье, любые пророссийские настроения. Мы просто их подавили. Законно — незаконно — мы просто это сделали. Мониторятся социальные группы, организовываются социальные группы нами соответствующие, в которые натягиваются потенциальные люди, желающие поучаствовать в терактах. Или там пророссийски настроенные. Мы сами их организовываем и сами их контролируем соответственно.

(В Донецке было то же самое — только с обратной стороны. Там, похоже, организовывались проукраинские группы в социальных сетях — и контролировались, и направлялись пророссийскими движениями. — Ред.)

Я советую всем прочитать книгу Ли Кун Ю, который построил современный Сингапур (Ли Куан Ю стал одним из создателей сингапурского «экономичес кого чуда». Под его руководством Сингапур из бедной экономически отсталой страны «третьего мира» превратился в одно из самых богатых государств мира. Ред.). Он считается современным положительным тираном. Но  мы видим результат. Сингапур — нормальное демократическое государство, все недостатки этого государства превращены в достоинства. Да, было жесткое управление в начале.  Но это спасло страну от гражданской войны, которая там шла. Там воевали индонезийцы, малайцы, китайцы между собой, разрывали страну. Но что сделал человек? Он поднял местные элиты и  дал им достаточно самостоятельности, разрешил им самостоятельно формировать свои команды. Это то, чего мы добивались здесь.

Надо читать историю. Проблема современных политиков в том, что они в детстве вообще мало читали.  В юности и молодости тоже не читали А когда стали политиками — вообще перестали читать. Нужно читать иногда историческую художественную литературу и, так сказать, наращивать интеллектуальный потенциал. Рузвельт в свое время, когда началась Вторая мировая война, он сделал ставку на полковников и подполковников потому, что это было то среднее звено, которое трезво мыслило и было в состоянии по новому подойти к армии в той ситуации, которая тогда сложилась. Точно так же нужно сделать и здесь. Убрать этих толстопузых генералов. Есть боевые генералы надо их посмотреть, надо посмотреть полковников — там масса талантливых людей реальных патриотов, которым не нужна материальная мотивация в том виде, как мы это понимаем. Должна быть мотивация, но абсолютно скромная. Но эти люди реально могут вытащить ситуацию. Я не могу их назвать, потому что все, кого я назову, попадут или под люстрацию, или под кастрацию.

В киевских кабинетах далеки от чаяний людей.

Запад Украину вообще не поддерживает.  Волны делают.

Местные политики должны понимать, что если у них не удался блицкриг, то они должны снять корону и договариваться — так, как это делают в бизнесе. Даже с Захарченко. Я бы договаривался. Основная задача и основная беда — это не экономика и не коррупция, это то, что гибнут люди. Мы каждый день здесь привозим останки. Я пропускаю это через себя — этих родственников, этих близких, этих несчастных людей, которые за копейки, за гроши, отдают самое ценное, самое ценное — это свою жизнь. Но в Киеве к этому относятся как к статистике. А мы видим это все глазами. И это очень тяжело наблюдать. Договориться можно хоть с чертом лысым, лишь бы люди перестали гибнуть. Люди должны перестать гибнуть. Поедьте на передовую, посмотрите на эти страшные вещи.

Кадры решают все. Везде нужны правильные люди.

Украине не нужен царь. Никакой. Ни хороший, ни плохой. Украина — это парламентское государство, где должны быть представлены хутора, которые должны между собой договариваться. Но это не федерализация.

Топливо в армию поставляет не «Укртатнафта». А почему, кстати, это не «Укртатнафта»? У нас в стране есть один завод, который производит топливо. Один. Но поставляют какие-то компании — а почему? Керосин производит один завод. Их не два, не три, не пять. Он один. И почему армия ищет каких-то левых поставщиков, если есть свой национальный отечественный производитель? Мы каждый день теряем — пока кто-то инвестирует в Российскую Федерацию. Разве можно обслуживать кредиты врага? А у нас это происходит. Почему железная дорога обслуживает российские кредиты? Почему госпиталь военный у нас оказался в собственности ВТБ-банка? В Киеве — ненормальное понимание реальности.

Полгода назад я говорил: Украина пошла по наихудшему сценарию. Этот сценарий — югославский. Если откровенно — это года на три. То есть, нас ждет еще пару кровавых лет. Есть два варианта выхода: война и договариваться. Третьего не дано. А кто договаривается? Кучма договаривается? Я считаю его недоговороспособным. Я думаю, нет решения договариваться. Проблема заключается в том, что нет никакого решения: ни воевать, ни договариваться. мы между небом и землей. А надо принять решение — договариваться или воевать. В шахматах иногда есть смысл потерять легкую фигуру, чтобы выиграть партию. Но надо уметь терять легкую фигуру. Но нет решения — вот в чем проблема. У нас тут мобилизация — а тут минские переговоры.