Дело Урганта

18.04.2013 20:43:58

Не совсем удачная шутка Ивана Урганта в эфире программы «Смак»  на Первом российском телеканале вызвала волну возмущений в Украине.

В ответ на что Ургант сначала извинился перед украинцами в Twitter, а потом официально в эфире программы «Вечерний Ургант» на Первом канале, отметив, что даже не мог предположить, что его неудачная шутка «о зелени» вызовет такую острую реакцию Украины и подчеркнул, что очень любит эту страну.

Но что в этой истории удивительно — это то, что за слова «Я порубил зелень, как красный комиссар жителей украинской деревни», казалось бы, должны были бы возмутиться потомки комиссаров, но почему–то больше возмутились украинские националисты. (Или те, кто играет роль украинских националистов).

Сначала член фракции «Батькивщина» в Раде Николай Томенко обратился с гневным заявлением в МИД Украины — и МИД выдал ноту протеста. Потом член фракции «Свобода» Игорь Мирошниченко начал сбор подписей народных депутатов под обращением к центральным органам власти о запрете въезда в Украину российскому телеведущему Ивану Урганту — для защиты своего национального достоинства. Национально униженными оказались депутаты четырех фракций: «Батькивщины», «Свободы», «Удара» и даже несколько депутатов Партии регионов.

По поводу всего этого журналист «Обозревателя» Евгений Лешан написал статью «Про мелко нашинкованного Урганта»:

Об украинской национальной гордости

Те, кто обиделся на Ивана Урганта за «рубку жителей украинской деревни», неправильно его поняли. Нельзя в принципе воспринимать всерьез профессионального хохмача и реагировать на его неудачную хохму так, будто это президент России публично справил нужду на желто–синий флаг. Ургант — это не более чем модный шут в телевизоре. Те обиженные, для кого Иван был чем–то большим, вообще не должны иметь права голоса — их дело сидеть перед ящиком и поглощать льющийся с экрана вторичный продукт. Хорошо Ургант пошутил — пусть скажет спасибо, что его смотрят. Пошутил плохо — достаточно переключить канал. Всё!

Горящие глаза, праведный гнев и тирады протеста в социальных сетях демонстрируют не высокое национальное самосознание, а глубокий комплекс неполноценности. Комплекс, благодаря которому пораженные им граждане воображают себя гордыми детьми нации, защищающими свою идентичность, а на самом деле выглядят вечно оскорбленными невротиками, чей жалкий мир вращается вокруг их права обижаться на каждый чих соседского шута.

И пусть бы этот комплекс был бы достоянием отдельных скорбных умом граждан или не слишком адекватных социальных прослоек! Но украинский МИД, всерьез провозглашающий фетву на тему «Чем гнусен Ургант» — это уже за гранью. На каком основании украинское государство снисходит до уровня телевизионного шута? Ему заняться больше нечем? У нас уже все вопросы евроинтеграции порешали? Или, может быть, украинские посольства работают по высшим мировым стандартам и успешно защищают права украинцев за рубежом? Нет? Ну так, господа дипломаты, вместо того чтобы поддаваться сетевой истерии, займитесь своими прямыми обязанностями. А в ответ на плохой юмор научитесь реагировать не надуванием щек, а тоже юмором — но хорошим. Это нисколько не унизит достоинства Украины и его внешнеполитического ведомства — наоборот, люди и зарубежные коллеги оценят.

Это все, что я хотел сказать по поводу национальной гордости украинцев.

Об Урганте и красных комиссарах

Те, кто обиделся на Ивана Урганта, не учитывают одного очень важного нюанса. Своей фразой «порубил зелень как красный комиссар жителей украинской деревни» Ургант, можно сказать, прорубил брешь в официальной российской мифологии в отношении Украины, выступив с позиций мифологии украинской.

Уважаемые строители украинской национальной идеи, вы ведь столько лет требовали, чтобы русские признали вашу версию событий ХХ века: Россия для Украины была не освободительницей, а кровавой завоевательницей. И вот — свершилось. Такое впечатление, что сценарий Урганту писал Василь Шкляр. Или еще какой–нибудь деятель укрсучлита — ведь сейчас общим местом украинского исторического романа являются как раз оркоподобные красные комиссары, рубящие жителей украинских деревень.

Правды ради надо признать, что в ту пору жителей украинских деревень кто только ни рубил. Да и сами жители в ответ бодро и без лишней рефлексии отвечали рубакам взаимностью.

Другое дело, что массовое кровопролитие — кто бы его ни совершал и кто бы ни был его жертвой — не должно быть предметом шуток. Как не должно быть оно и предметом национальной гордости или объектом патриотического пафоса. Это та грань, которая отличает человека культурного от креативного питекантропа.

Как оно было с жителями украинской деревни на самом деле, Иван Ургант, впрочем, мог бы узнать не только из творческих экспериментов Шкляра, но и поинтересоваться у собственного прадеда — офицера НКВД Николая Урганта. Если, конечно, у него была такая возможность.

Это все, что я хотел сказать по поводу юмора Ивана Урганта.

О современной российской традиции отношения к Украине

Однако это не все, что я хотел сказать об определенной тенденции, которая проявляется в высказываниях отдельных избалованных вниманием телекамеры граждан РФ. Вчера в этом отношении отметился Ургант, а не так давно — Владимир Познер с его заявлением насчет того, что среди украинцев было много надзирателей. До того и Владимир Путин как–то высказался в том смысле, что Украина — это недогосударство. Перечислять подобные ляпы российских политических и неполитических селебритиз можно долго.

Всерьез обижаться на эти высказывания не стоит — см. раздел1. Но разглядеть тенденцию и сделать соответствующие выводы, пожалуй, не помешает. Вывод простой и, конечно, не новый: русская демократия заканичвается там, где начинается украинский вопрос. Правда, в том же самом месте заканчивается и украинская демократия, но не о том сейчас речь. Как в украинцах живет комплекс истеричного и подозрительного младшего брата, во всем усматривающего покушение на его самостоятельность и человеческое достоинство, так и в россиянах жив комплекс брата старшего, который не в силах воспринимать Украину и украинцев всерьез — и потому не в состоянии понять, что порой говорящие головы российского ТВ и в самом деле переходят границы уважительного отношения.

Это неуважительное отношение к Украине и украинцам передается от одной телезвезды к другой, от президента к последнему гопнику и становится чуть ли не правилом хорошего тона среди людей, необремененных излишней культурой, а среди более воспитанных — прорывается сквозь полировку неприятным заусенцем, причем в большинстве случаев самоанализ по итогам неудачной фразы ограничивается формулой «А что я такого сказал?»

Это не лечится ни громкими обидами, ни массовым расфрендом, ни нахмуренными бровями МИДа. Это часть российской идентичности, неосознанная форма самоутверждения. Когда–нибудь в исторической перспективе это пройдет. И тем раньше, чем скорее украинцы начнут себя уважать на практике, а не вопить, требуя уважения. Уважать себя, не мусоря в подъезде и не стесняясь убрать чужой мусор. Уважать себя, принимая осознанное решение на выборах, голосуя или отказываясь от голосования, если таковое не оставляет пространства для самоуважения. Уважать себя, признавая права и свободы человека не только за расово и идейно близким, но и за всеми прочими. И тогда…

Я не знаю, перестанут ли тогда Познер с Путиным относиться свысока к Украине и к украинцам. Скорее всего, нет. Но я точно знаю, что тогда нас абсолютно не будет волновать их мнение.

Это все, что я хотел сказать об отношении к Украине и украинцам.