Арестович о демилитаризации Широкино: «Это мы с вами уже проходили»

30.07.2015 17:19:18

ОБСЕ предлагает нам совместный патруль украинских военных с ДНРовской милицией в Широкино. Это мы с вами уже проходили. Было примерно то же самое – досмотры и совместное патрулирование, и прочая дружба-фройндшафт – было в районе донецкого аэропорта как раз перед его взятием. Кончилось это гибелью солдат 90-го батальона под развалинами аэропорта и унижением украинской страны. Вот эта демилитаризация Широкино и совместное патрулирование закончится ровно тем же самым. Тем же самым закончится буферная зона, и вот эти эпизоды – и возникает вопрос у всех грамотных людей: нахрена мы это делаем раз за разом?

Объясняю: выиграть войну можно только одним путем – военным. Но для этого нужно реформировать вооруженные силы. Многие думают, что ситуация за год в армии сильно улучшилась. Я вас уверяю – это не так. Так могут думать только гражданские люди, которые никогда не видели нормальной армии в действии. Потому что сейчас нам кажется, что когда армия заводила одну колонну, колонну из 20 «Уралов» одним аккумулятором, – это была плохая армия. А армия, когда один аккумулятор есть у пяти «Уралов» – это уже хорошая армия. Нет, и то, и то – это ненормальная армия.

Но дело даже не в этом. Дело в том, что когда солдат одет в красивый мультикам и новые ботинки Lowa, и даже у него есть какой-то там тепловизор, и даже ему поставили коллиматор на автомат – это не реформированная армия. Это просто сделали хорошо одному солдату. Даже если этих солдат 20 тысяч. Армия – это не только солдаты. Армия – это оркестр, огромная система, которая должна играть как единое целое. И вот наши военно-политические рули так занимаются этой армией, что положение в армии на самом деле ухудшилось.

Очень сильно перегружена система военного управления, она многократно дублируется, куча командующих, которые ничего не понимают, кем они командуют и зачем, по-прежнему бестолково применяются бригады и подразделения, распорошенные между разными секторами, по-прежнему решения принимает только один человек, который всю систему выстраивает под себя. И от того, что он строит, хватаются за голову все военные специалисты блока НАТО и всех прочих стран, которые имеют с ним дело и уже не знают, как на это реагировать.

Казалось бы – у нас есть президент, который должен во все это вмешаться, правительство, Верховная Рада, куда вошли героические комбаты, и есть другие люди, специалисты по военным вопросам, и прочее, и прочее, – ничего такого не происходит.

И мы не выиграем войну военным путем, более того – наш президент сказал, что он президент мира, и вся наша политика – это политика мира.

Происходит это по одной-единственной причине. Потому что если начать реформировать армию так как надо, как положено, – придется бороться с коррупцией в армии. Придется менять кадровый подход, то есть подбирать людей не по принципу верности, а по принципу профессионализма, и продвигать их, и так далее, и так далее.

Короче, поймите, наконец-то, что любая настоящая серьезная реформа вооруженных сил приведет к изменению вооруженных сил, а потом и всей системы государства, начиная с  закупок и всего остального. Это означает что? Это означает крах той самой системы с большой буквы «С», о которой я все время говорю. И это означает, что если нынешнее военно-политическое руководство Украины начнет реформировать вооруженные силы Украины – оно начнет рубить сук, на котором сидит. Им придется перестать быть коррупционерами и придется стать государственниками. А они этого не хотят. Не хотят. Потому что надо понять одну простую вещь – когда ты за одно нажатие кнопки получаешь 5 миллионов долларов, а за переход из фракции в фракцию – 25, и ты навсегда обеспеченный человек за одну подпись, и твои дети обеспечены, и твои внуки обеспечены, и больше никогда не надо волноваться  – такое искушение могут выдержать очень немногие люди. А раз мы не реформируем вооруженные силы, потому что реформы приведут к изменению всей Системы и того места, которое они заняли. Поймите, эти люди стали сильными в этой Системе, они богатыми стали в этой Системе – зачем же они будут отменять эту Систему?

Так вот, реформа армии эту Систему убьет постепенно и изменит общество. Значит, армия не будет реформироваться при этой Системе – и это очевидно и понятно. Тот план, который они написали, и который подписал президент – он абсолютно бестолковый и волосы на ногах дыбом встают у любого мало-мальски понимающего военного человека, глядя на ту систему управления, которая прописана, и на однобокость этой реформы, где поражены в правах Военно-Воздушные силы, где поражены в правах Военно-Морские силы, ненормально раздуты Сухопутные войска, до сих пор не созданы Силы специальных операций, и куда дета радиоэлектронная разведка и борьба, нет инженерных войск, и прочее, и прочее.

Так вот – армия реформироваться не будет. Раз армия реформироваться не будет – мы не можем победить в этой ситуации военным путем. Поэтому наше высшее военно-политическое руководство говорит о мире. У них выхода другого нет. Кроме того, чтобы поддержать миф о мире, оно раздувает миф о российской военной мощи, которой нет. Все российские сухопутные войска – это 300 тысяч человек. И то это весьма натянутая условность. Но не забываем, что у них есть Кавказ, у них есть Курилы, у них есть Арктика, у них есть Калининград, у них есть Прибалтика, у них есть угроза Средней Азии – везде надо держать войска, везде. Они на Украину могут выделить ну 60-80 тысяч человек. А у нас у самих 60-80 тысяч человек только в зоне АТО. Для того, чтобы им наступать, надо как минимум троекратное превосходство.  Учитывая, что бои идут в городской местности, превосходство должно быть 8-12-кратным. Это значит, что на нашу 60-тысячную группировку россияне должны собрать 300-600 тысяч своего войска. Это невозможно без полной мобилизации, или хотя бы частичной. А это вызовет в России такой взрыв негодования, который быстро покончит с путинским режимом. Особенно, если Запад посмотрит на эту мобилизацию. Поэтому россияне этого себе позволить не могут. Как не могут позволить поднять авиацию, «Искандеры» и т. д.

Почему же в такой ситуации мы не хотим выиграть войну? Почему не хотим реформировать армию?