Что в рот пролезло — то и полезно

03.09.2013 23:51:43

Хороша ль, плоха ли весть,
Докладай мне всё, как есть!
Лучше горькая, но правда,
Чем приятная, но лесть!
Л.Филатов
«Сказ про Федота–стрельца»

Читатель А. Полищук из Кривого Рога, что называется, до небес превозносит ту, якобы вкусную и здоровую пищу, которой потчевали своих холопов компартийные бояре. В этой связи вспоминаю середину 70–х, когда в отличие от многомиллионной армии расхитителей социалистической собственности — «несунов» — зарабатывал я (и очень даже неплохо) на изготовлении так называемых «леваков».

Среди постоянных клиентов нашей нелегальной «фирмы», функционирующей на базе инструментального цеха одного из заводов Донецка, были и представители местного общепита и пищепрома.

Так директор магазина «Кулинария» №3, находившегося на пересечении ул. Университетской и пр. Театральный, — Яна Зиновьевна каждые два месяца приносила ножи для промышленной мясорубки, дабы снабдить их ПОБЕДИТОВЫМИ напайками, способными изрубить в порошок даже металлический пруток диаметром 0,3 мм. Собственно, рубили в магазине не пруток, а хребты, головы, хвосты и кишки селедки «иваси», которая по накладной шла в кафе на закусь алкашам, и все отходы должны были уничтожаться согласно актам. На самом деле в эту жуткую смесь, добавляли недоеденную посетителями варёную картошку, размоченные сухари, массу специй, выставляя на продажу как «форшмак селёдочный», пользующийся огромной популярностью у местных жителей.

Другой заказчик, начальник шоколадного цеха, кондитерской фабрики, той, что была на Ларинке — Галина Николаевна приглашала наших мастеров: инструментальщиков и лекальщиков непосредственно в цех, поскольку штатные ремонтники постоянно находились в состоянии тяжкого опьянения. Вот и доводилось, разумеется, не безвозмездно, подбирать за ними «сопли», в том числе и автору этих строк, попутно наблюдая за тем, что происходит вокруг. Наиболее сильное впечатление оставил процесс изготовления конфет, типа «Школьные» или «Черемшина», когда бабка–уборщица скребком счищала с пола расплесканный шоколад и вёдрами таскала его в варочную ёмкость. Что до изготовления конфет в металлизированной фольге, вроде «Наталки Полтавки», «Каракум» и т.д, то и здесь были свои нюансы. Когда та же бабка со шваброй в руках, и матом на устах, гонялась за снующими по цеху крысами. Некоторым, из которых не везло, и, перепрыгнув через низкий бортик, они тоже попадали в варочный чан, превращаясь через пару секунд в один из компонентов сладкой продукции.

Гормолзавод — отдельная песня, где без помощи специалистов — электронщиков нечего было делать — импортные разливочные линии отказывались паковать в пластик ту бурду, разбавленную сырой водой, которую в магазинах продавали под видом молока, кефира и т.д. О том, что творилось на мясокомбинате, или рыбкомплексе, говорить не стану, чтобы окончательно не отбить аппетит читателей газеты.

Справедливости ради замечу, что изготавливал пищепром и продукцию, соответствующую мировым стандартам, на так называемых экспортных участках, откуда и кормились все чиновники и партийные бонзы, кстати, именно этими деликатесами расплачивались за наши услуги начальники соответствующих цехов и отделов.

Предвижу, что у читателя, напичканного информацией о ГМО, других химических добавках и красителях в нынешних продуктах питания, возникнет закономерный вопрос — а как же быть с этим? А с этим, дорогие друзья–товарищи, хотим мы того или нет, придётся мириться. И вот почему: ещё пару лет назад, на страницах НАШЕЙ газеты, была опубликована статья автора этих строк, где выразил полнейшую поддержку тем специалистам в области футурологии — науки о будущем, которые считают нашу Землю–матушку вполне одушевлённым субъектом, способным жесточайшим образом мстить человеку, возомнившему себя «царем природы». Который, особенно за истекший век, нанес ей непоправимый ущерб в поисках энергоносителей, расковыряв недра, что, собственно, с телячьим восторгом излагал поэт–песенник Н.Добронравов: « ЧТОБЫ ВСЕ БОГАТСТВА ВЗЯТЬ ИЗ– ПОД ЗЕМЛИ». Либо путём освоения космоса выжег огромные дыры в её единственной защите от смертоносных излучений Вселенной — озоновом слое атмосферы. Последние годы как нельзя лучше подтверждают эту версию — самые страшные природные катаклизмы приходятся туда, где традиционно выращивается хлеб и скот, в той же Австралии, Аргентине, Канаде, США и т.д. Что до Украины, то за семьдесят лет оккупации компартийным режимом, некогда плодороднейшая земля которой за счёт так называемой индустриализации превратилась в отстойник. Содержащий в себе все самые вредоносные элементы таблицы Менделеева — одни дымящие терриконы угольных шахт в Донбассе, или трубы меткомбинатов в Кривом Роге чего стоят по сравнению с нитратом, добавляемым в колбасу.

Подводя итоги своих невесёлых размышлений, хочу напомнить письма О.А.З., кстати, тоже из Кривого Рога, в которых она рассказывала, чем доводилось питаться довоенному поколению, и ничего, выжили. Может, и нам следует постепенно приспосабливаться к нынешним обстоятельствам, руководствуясь заголовком моих размышлений. Памятуя о том, что нас, землян, слишком МНОГО для обеспечения ВСЕХ натуральным экологически чистым продуктом, умерив свои пищевкусовые амбиции известным выражением: «Обидно, досадно, но…ладно».

Юрий Муромский, г. Донецк

P.S. Возможно, кому–то из читателей мои размышления покажутся излишне пессимистическими — сошлюсь на более авторитетное мнение, изложенное в поэтической строке: «В мире есть — царь. Этот царь беспощаден. Голод названье ему». Написал это Некрасов в 19–м веке, и за истекшие полтораста лет ситуация лишь стремительно ухудшается.

P.P.S. По странному стечению обстоятельств, когда я закончил писать эту заметку, в интернете, на сайте «Цензор. нет» появилось сообщение о том, что учёные университета штата Миннесота пришли к неутешительному выводу — к 2050–му году население Земли увеличится на 2,5 млрд и составит порядка 9,6 млрд. человек. И при существующих темпах потребления продуктов питания, если не случиться чуда, землян ожидает реальный ГОЛОД. Первыми, как считают специалисты, на себе это ощутят жители Китая и Индии, так что проект производства съестного из отходов жизнедеятельности человеческого организма, опробованный на космических станциях, уже не представляется столь фантастичным.