Кому выгоден закон о региональных языках?

05.07.2012 22:56:22

Соавтор Закона о региональных языках, бывший глава ЦИК Сергей Кивалов доволен: «Оппозиция получила от нас подарок в виде принятия языкового закона: ведь теперь у них есть новый повод для критики, для политических спекуляций и их любимого дела — митингов».

В подтверждение слов Кивалова его идейный оппонент, лидер ВО «Свобода» Олег Тягныбок через несколько часов после принятия закона написал в своем блоге: «Оккупанты открыто пошли войной на Украину и украинцев. Объявляем национальную мобилизацию. Дадим достойный отпор агрессорам. К оружию! Сбор в Киеве возле Украинского Дома. Уже».

Мог бы придумать он лучший повод развернуть свои знамена, нежели такое принятие языкового закона? Вряд ли.

Народ тут же повалил к Украинскому дому, где в среду днем должна была состояться пресс–конференция президента Виктора Януковича. К митингующим подтянулся «Беркут», и уже к ночи в день принятия закона Кивалова–Колесниченко ситуация стала угрожающей. В конце концов «Беркут» и собравшиеся сошлись в рукопашной.

Из–за чего? В первую очередь, из–за банального нарушения процедуры голосования. Ведь известно, что, согласно регламента Верховной рады, в промежутке между первым, предварительным принятием закона, и вторым — окончательным, народные депутаты имеют право вносить поправки. И по каждой из поправок депутатский зал должен принять отдельное решение. Кроме того, законопроект считается принятым, если за него проголосовало большинство депутатов. Как минимум 226.

Все эти требования, увы, были нарушены. Само голосование провели откровенно шулерским способом. Информация о том, что провластные силы собираются голосовать за этот документ, держалась в секрете до последней минуты. Не знал об этом ни глава профильного комитета Владимир Яворивский (который должен был докладывать с трибуны о каждой поправке — таково требование закона!), ни вице–спикер Николай Томенко (более того, карточкой Томенко даже кто–то проголосовал в поддержку закона). При том, что еще за несколько часов до события глава фракции регионалов Александр Ефремов аявлял журналистам, что, возможно, для рассмотрения законопроекта Колесниченко–Кивалова придется созывать внеочередную сессию. Что это, как не спланированная дезинформация политических оппонентов?

Отдельный вопрос — как может партия власти показывать пример нарушения законов??? А свидетельство того, что голосование прошло с нарушениями — заявления депутатов из ПР Петра Писарчука и Ореста Муца, которые отсутствовали в зале в момент голосования, с просьбой аннулировать их голоса в поддержку законопроекта. (Всего 11 народных депутатов заявили об отзыве своих голосов). Зачем было так ярко и наглядно демонстрировать всему народу Украины (не говоря уже о международном сообществе) неуважение к Закону?

Показательна также позиция фракции Владимира Литвина, почти в полном составе проголосовавшей в поддержку закона. Как известно, ранее «литвиновцы» несколько раз, четко, ясно и с изрядной долей пафоса заявляли, что за подобный законопроект они голосовать не будут. И тут — бах! — поддержали. Это ж какие аргументы к этим людям должны были быть применены, чтобы они согласились так радикально поменять позицию?! Сам Литвин, кстати, как обычно, спрятал голову в песок и на заседание не пришел — за него справился коммунист Мартынюк.

Вадим Колесниченко, правда, проблем не видит. Наоборот, бравирует. «Мы понимаем, что это позволит объединить Украину и обеспечить стабильное процветание единого независимого Украинского государства», — заявил он. Колесниченко предлагает не останавливаться на достигнутом и уже обещает внесение «языковых» изменений в Конституцию Украины.

В итоге имеем массовые акции протеста. Чем они могут закончиться — одному Богу известно. Может, побузят день–два и разойдутся, но не исключено, что «из искры возгорится пламя». И этот маленький закон (ну что там в нем — всего пара листиков бумаги!) может превратиться в соломинку, ломающую спину верблюду, нашу власть несущему.

Председатель Верховной Рады Литвин в среду заявил о своей отставке. Партия регионов этому обрадовалась и в тот же день изменила регламент избрания руководства парламента. За это проголосовало 255 депутатов (точнее, карточек, ибо в зале было не больше 70 человек). Суть нового закона сводится к тому, что избрание и увольнение председателя Верховной Рады принимается открытым голосованием 226 голосами — а до сих пор спикера избирали и увольняли 300 голосами тайным голосованием бюллетенями. Вот как иможно на ходу изменять правила игры, то есть законы — если это надо партии власти. А вот если бы это нужно было бы для народа — упаси Боже, тогда Закон трогать никак нельзя.

Но вернемся к самому закону — почему его приняли так скоротечно и с такими нарушениями украинского же законодательства? Некоторые усматривают в этом руку Кремля — как раз накануне голосования в Киев приезжал глава администрации Президента России. Другие видят в том предвыборный ход Партии регионов, которая спешит угодить  своим избирателям на Юге и Востоке Украины. Возможно, оба варианта имеют силу быть. Парадоксально, но при этом мало кто обращает внимание на подводные камни принятого закона, которые очень скоро могут стать пороховой бочкой для Украины.

В чем, скажете, проблема? Давайте разбираться. Начнем с того, что украинского языка, вообще–то, закон о языковой политике не отменяет. Статья 6 Закона говорит: «Українська мова як державна мова обов’язково застосовується на всій території України при здійсненні повноважень органами законодавчої, виконавчої та судової влади, у міжнародних договорах, у навчальному процесі… Держава сприяє використанню державної мови в засобах масової інформації, в науці, культурі, в інших сферах суспільного життя».

Но при этом вводится понятие региональных языков, к которым в статье 7 Закона отнесены: «російська, білоруська, болгарська, вірменська, гагаузька, ідиш, кримськотатарська, молдавська, німецька, новогрецька, польська, ромська, румунська, словацька, угорська, русинська, караїмська, кримчацька».

И далее: «До кожної зазначеної мови застосовуються заходи, спрямовані на використання регіональних мов або мов меншин, за умови якщо кількість осіб, — носіїв регіональної мови, що проживають на території, на якій поширена ця мова, складає 10 відсотків і більше чисельності її населення…

У разі збору підписів понад 10 відсотків осіб, які мешкають на певній території, місцева рада зобов’язана прийняти відповідне рішення протягом 30 днів з моменту надходження підписних листів… За рішенням місцевої ради в окремих випадках …такі заходи можуть застосовуватися до мови, регіональна мовна група якої складає менше 10 відсотків населення відповідної території».

А теперь основной сюрприз:

«Стаття 10. Акти вищих органів державної влади приймаються державною мовою і офіційно публікуються державною, російською та іншими регіональними мовами або мовами меншин.

Стаття 11. Основною мовою роботи, діловодства і документації органів державної влади та органів місцевого самоврядування є державна мова. У межах території, на якій поширена регіональна мова (мови), …в роботі, діловодстві і документації місцевих органів державної влади і місцевого самоврядування може використовуватися регіональна мова (мови)…

Посадові та службові особи зобов’язані володіти державною мовою, спілкуватися нею із відвідувачами, а в межах території, на якій поширена регіональна мова (мови)…, з відвідувачами, що вживають регіональну мову (мови), — цією регіональною мовою (мовами)».

Стаття 14. Судочинство в Україні у цивільних, господарських, адміністративних і кримінальних справах здійснюється державною мовою. У межах території, на якій поширена регіональна мова (мови), за згодою сторін суди можуть здійснювати провадження цією регіональною мовою (мовами)…

Стаття 20. Мова освіти. Державні і комунальні навчальні заклади у встановленому порядку створюють окремі класи, групи, в яких навчання ведеться іншою мовою, ніж у навчальному закладі в цілому…».

Ну и т.д. Теперь давайте вкратце разберемся, начиная с последней статьи. Что будут делать ученики и студенты, обучавшиеся, скажем, на молдавском, в будущем? Смогут ли они продолжить обучение в Киеве, например? Смогут ли работать в другом регионе, где доминировал другой язык, к примеру, венгерский?

А что делать в армии — формировать отдельные подразделения и части по языково–этническим признакам?

По судопроизводству. А вот если согласия не будет? В какой кошмар превратится украинское судопроизводство? Нужна будет армия переводчиков, чтобы дела из регионов рассматривались, скажем, в Верховном Суде, в котором следует говорить только по–украински.

Ведь теперь на законных основаниях любой гражданин может требовать использовать тот язык, какой ему нужен, — можно представить себе этот масштаб проблем?

И речь уже даже не в русском языке — он сегодня практически полномасштабно и так функционирует. Речь о том, что в каких–то районах Одесской области, при наличии там 10% гагаузов, будет три официальных языка. В Закарпатье — минимум четыре, а то и пять: украинский, венгерский, русский, русинский и словацкий. В Черновицкой области — четыре: украинский, русский, румынский и молдавский. В Крыму — украинский, русский, крымскотатарский, караимский, крымчацкий. В Донецкой области — украинский, русский, новогреческий. Причем, учтите, в минимум половине районов Донецкой области греческий язык будут обязаны знать и использовать в общении, официальном деловодстве, учебе и т.д. практически все бюджетники.

Нет, конечно, можно порадоваться за украинских татар, греков, караимов, молдаван, румын, венгров, словаков, гагаузов и т.д. — но масштабы надвигающихся проблем кто–то может себе сегодня вообразить?

Или Партия регионов, проведя сбор подписей за русский язык, думает, что татары, греки, венгры, румыны, словаки, гагаузы не сумеют собрать подписи на своих территориях и ввести на них свой региональный язык? Но как с этим согласятся украинцы, русские, белорусы, евреи, проживающие там? Ведь вопросы использования языка Закон отдает на откуп местным властям и общинам, которые волей или неволей будут наступать на интересы другой части общества.

К тому же, что означает введение термина «регіональні мови» по отношению к таким административно–территориальным единицам как село, поселок, город?

Предложенная Законом 10–процентная численность носителей региональных языков для определения на территории соответствующих административно–территориальных единиц региональных языков не может не привести к недоразумениям и напряжениям  на языковой почве. Ведь границы проживания национальных меньшинств далеко не всегда  совпадают с границами административно–территориальных единиц.

И вот скажите: разве можно давать писать законы и принимать их таким политически безграмотным людям, которые подготовили такую пороховую бочку для молодой и еще формирующейся державы?

Или правда состоит в другом: для Украины готовят «горячий» сценарий на осень 2012 года?

Но кто готовит? Ведь логики, казалось бы, нет — не может партия власти вводить в стране ситуацию дестабилизации.

Или в Украине Партия регионов — это не партия власти, а  кукла–марионетка, управляемая кукловодами из–за пределов Украины?

Анатолий Герасимчук,
по материалам СМИ