Украина — совершеннолетняя. Но жениться ей еще рано!

27.08.2009 17:54:21

Украине нужно укрепиться как государству, восстановить полуразрушенную систему управления страной, экономикой, поднять уровень жизни людей, вернуть утраченное доверие граждан к власти. По стране идет вселенский дерибан. В банковской сфере дерибан, на возврате НДС дерибан, на земле и недвижимости дерибан, на продовольствии дерибан, на госпредприятиях дерибан… Такое ощущение, что все как с цепи сорвались, что завтра  — потоп и надо максимально быстро набить карманы…”

Об этом и многом другом — в интервью с главой комитета ВР по вопросам национальной безопасности и обороны Анатолием Гриценко.

АРМИЯ СТАЛА РАБОЧЕ–КРЕСТЬЯНСКОЙ

Страна достигла призывного возраста. То есть ближайшей осенью оружие получат те призывники, кто родился уже в Украине, а не еще в СССР. Какими же бойцами окажутся нынешние 18-летние?

— Прежде всего, это уже не советские люди. Многие не знают, кто такой Ленин, Брежнев, Андропов, Горбачев. Наше первое поколение почти не изучало Достоевского, Толстого, Тургенева, Айтматова, Быкова… Это дети родителей, которые были вынуждены работать не по специальности, имея высшее образование, стояли на рынках, становились челноками, миллионами работали за границей — привозили оттуда деньги и лишь изредка общались с детьми, оставшимися на попечении бабушек.

Я уверен, что нынешние 18-летние — патриоты своей малой Родины, но им системно не прививали любви к большой Родине — Украине, уважения к своему государству, к своей армии, чем занимаются все уважающие себя государства.

В Советском Союзе срочную службу служили практически все. А сейчас призывают лишь 7–8 процентов юношей призывного возраста. Остро стоит тема социальной справедливости — одни идут в университет либо начинают свой бизнес, а кто-то должен служить государству. И как отобрать из ста процентов эти семь–восемь — вопрос, ответа на который нет. В итоге армия стала в полном смысле рабоче-крестьянской. На службу попадают те, кто не может откупиться.

— Что может изменить такую ситуацию?

— Переход на контрактную армию. Но армия должна быть не просто контрактной, а профессиональной — по своему духу и уровню подготовки.  Но важно не просто набрать контрактников, а сделать из них профессионалов, стимулировать длительное пребывание на службе. Поэтому сегодня переход на контракт — это вопрос №2, а №1 — техническое переоснащение парка вооружений. Потому что читать учебники, маршировать на плацу, изредка стрелять из стоящего на месте танка, изучать устаревшие виды оружия — не интересно. Нет драйва воинской службы как главного движущего мотива. Вначале нужно сделать службу интересной, и тогда в армию придут те, у кого в жилах течет кровь воина, защитника. Необходимо обеспечить контрактников служебным жильем, чтобы солдат не думал, куда пойдет после полигона. Гарантировать социальный пакет: зарплату, медицину, образование. Чтобы создать профессиональную контрактную армию, этой задаче нужно стать общегосударственной.  Если этого не произойдет, то сроки перехода на контракт и дальше будут переноситься, как президент Ющенко перенес его на 2015 год. Создание контрактной армии до конца 2010 года — задача в 2004-м была вполне реальной, если бы стала общегосударственной. Этого не случилось. К сожалению, об армии вспоминают лишь накануне выборов, обещают ей море всего, а после выборов, кроме самих военных, армия никого не интересует.

УКРАИНЕ ЖЕНИТЬСЯ ЕЩЕ РАНО

— Согласно украинскому законодательству, 18-летие – еще и возраст для возможности заключить брак для мужчины (для девушек — с 17 лет)… Так в какой союз все-таки стоит сейчас стремиться нашему государству?

— Сегодня? Ни в какой. Это в Советском Союзе женились сразу после школы, а девизом родителей было: «Доведем детей до пенсии!» В развитых странах к созданию семьи подходят ответственно: заключают союз в более зрелом возрасте, осознанно, когда семью способны сами содержать. Украине нужно укрепиться как государству, восстановить полуразрушенную систему управления страной, экономикой, поднять уровень жизни людей, вернуть утраченное доверие граждан к власти. В нынешнем, слабом и разобранном состоянии мы не интересны сами себе, в первую очередь, так о каких союзах можно вести речь? С Евросоюзом и НАТО мы как бы помолвлены, то есть озвучили свои намерения и зафиксировали их в законах, указах, стратегиях и доктринах. Но «свадьба» под большим вопросом. Мы не готовы, это понятно. НАТО не готов, что тоже понятно. В другие союзы — Ташкентский договор, ЕЭП, ЕврАзЕС — можем вступить в любой момент, как могли это сделать и год назад, пять лет назад. Но нет желания. Потому что там другая крайность: решения принимаются сообразно экономическому и военному потенциалу стран-участниц. А это значит, что критически важные для нас решения могут принимать без нас.

— Так что нам делать?

— Осознать, что мы – суверенное государство Украина. А не Юго-Западный территориальный округ России, либо восточно-европейский приграничный сосед Евросоюза. Консолидировать общество и государство. На каждом направлении (политика, экономика, энергетика, безопасность) сформулировать и твердо обозначить линию наших национальных интересов. Не заходить за нее самим и не позволять этого делать никому другому, ни при каких обстоятельствах. Когда государство возглавит новый человек, дееспособный и договороспособный (сказал — сделал), тогда Украине будет легче решать вопросы с любым союзом и любым государством.

ГОСУДАРСТВО ЧИНОВНИКОВ-МАРОДЕРОВ

— Часто читаю Ваши высказывание о проблемах безопасности и обороноспособности Украины. На Ваш взгляд, кто и что угрожает нашей стране и существует ли внешняя угроза для нашей страны сейчас?

— Угрозы нашей стране лежат сейчас не в военной плоскости, а в политической, экономической, энергетической и социальной областях. Ситуация на самом деле критическая. В научных терминах — страна приближается к точке бифуркации, после которой Украина либо стремительно пойдет вниз в направлении развала, либо она устремится вверх по пути подъема и прогресса. Нынешнее неустойчивое состояние долго продолжаться не может. Мы должны принять решение, либо это решение примут за нас обстоятельства. И повторю еще раз — здесь угрозы не военные. В стране не работают «социальные лифты», поднимающие на высшие этажи власти лучших из нас — достойных, профессиональных и ответственных руководителей. Нет дееспособной вертикали власти. Из-за этого провалы на всех направлениях. Более 60% указов Президента не выполняется, я уже не говорю об их качестве. Это приговор. Если бы не выполнялось 0,6% или 6% указов, можно было бы нарекать на исполнителей. Когда не выполняется 60% указов — это уже системная проблема. Точно так же не выполняются судебные решения и законы, принятые Радой. Не выполняются постановления и распоряжения Кабмина. И так по всей вертикали.

Правительство сейчас на самом деле живет в долг, набирая на невыгодных условиях кредиты на десятки миллиардов. Их надо будет возвращать уже через 4-5 лет, то есть практически завтра. Правительство вынимает у России деньги за транзит газа наперед, забирает у наших предприятий налоги наперед, вымывая при этом их оборотные средства и убивая, по сути, эти предприятия. Правительство не возвращает предпринимателям НДС (это миллиарды), а если и возвращает — то с огромными откатами чиновникам-мародерам. В итоге все наше государство живет в долг, оно тратит еще не заработанные либо чужие деньги.

Следующая проблема: по абсолютно закрытым схемам, в режиме «сговора» Президента, правительства и Нацбанка, более 70 млрд. гривен уже направлены на избирательную поддержку конкретных банков. Это деньги не Национального банка — это наши с вами деньги. Почему это не делается открыто? Почему миллиарды получает именно этот банк, а не другой? Обратите внимание: в последние два-три месяца мы уже не слышим взаимных обвинений между правительством и Нацбанком. Договорились. А за кадром фамилии людей — прямых и непрямых владельцев этих банков. Которые сидят в парламенте — и в коалиции, и в оппозиции. Потому-то такая тишина. Идет дерибан десятков миллиардов, на котором зарабатывают вполне конкретные люди, конкретные политические силы, в том числе на избирательные фонды. Поговорите с людьми, которые работают в коммерческих банках и вокруг Нацбанка ходят кругами. Публично они не назовут вам размеры откатов, а непублично скажут — от 30 до 70%. Фамилий мародеров тоже не назовут. Потому что боятся, не верят в нашу правоохранительную систему, к тому же видят личный интерес первых лиц государства. Возможно, фамилии прозвучат завтра или послезавтра. Когда их «достанет» окончательно.

— А почему вы не говорите, если знаете?

— Чтобы говорить ответственно, нужно иметь документ. Нельзя привлечь к ответственности по анонимному письму. Человек должен осмелиться подписаться под документом. Иначе не будет ни доказательной базы, ни основания для привлечения к ответственности. В этом огромная проблема.

Скажу без преувеличения: угроза государственному суверенитету Украины сегодня более актуальна и более серьезна, чем это было на момент развала Союза ССР. При том, что у нас есть все формальные атрибуты суверенитета: президент, правительство, парламент, граница, президентский штандарт, гимн, флаг, парад… Все вроде бы тип-топ, все на месте. Но все меньше и меньше у нас остается пространства для принятия собственных, то есть суверенных решений. Все больше и больше нам их диктует кто–то извне. И для меня принципиально все равно, диктуют нам из Вашингтона, из Брюсселя, из Варшавы, из Москвы или из Бухареста. Нам никто не должен диктовать!

Возьмите энергетическую сферу. Ведь там заложена бомба, которая может «взорваться» через полгода, через год, через 5 лет или через 8 лет — в 2017 году. Да, Владимир Путин сказал, что Россия понимает проблемы Украины, и за недобор газа не будет взыскивать штрафные санкции, предусмотренные соглашениями от 19 января 2009г. между НАК «Нафтогаз України» и РАО «Газпром». Но насколько это заявление может быть гарантией, что от нас не потребуют заплатить несколько десятков миллиардов потом? Взорвется эта бомба или не взорвется, а если взорвется, то когда — это очень серьезная проблема. И угроза национальной безопасности.

И давайте признаем, что нынешнее состояние украино-российских отношений не на пользу ни Украине, ни России. Нет общения первых лиц — президентов, и до завершения выборов их личных встреч очевидно уже не будет. Это плохо для обеих стран. Продуктивно не работают форматы регулярного сотрудничества на уровне правительств и министерств — двусторонние комитеты, подкомитеты, комиссии. И это плохо для обеих стран. Я считаю, что отношения с Россией надо строить на серьезной долгосрочной основе. И не просто так считаю, я их так строил, когда был министром обороны, с первой встречи со своим коллегой Сергеем Ивановым, вице-премьером – министром обороны России. За период в 34 месяца, когда мне было доверено руководство Министерством обороны, вы не найдете ни одного примера конфликта между Черноморским флотом России и Военно–морскими силами Украины. Не найдете ни одного случая взаимно противоречивых заявлений двух командующих-адмиралов, либо их пресс-служб. Ни единого! Потому что мы строили отношения на нормальной, прогнозируемой, договороспособной основе.

Но сейчас всем не до этого. По стране идет вселенский дерибан. В банковской сфере дерибан, на возврате НДС дерибан, на земле и недвижимости дерибан, на продовольствии дерибан, на госпредприятиях дерибан… Такое ощущение, что все как с цепи сорвались, что завтра  — потоп и надо максимально быстро набить карманы. Мародеры, наверное, не понимают, что когда укладывают в гроб для последнего пути, там карманы пустые и нужен только один костюм. Тешит одно: мы уже близко к точке бифуркации, а потому в таких запредельных масштабах мародерство, беспредел и безответственность долго процветать не смогут.

10 ЛЕТ НЕ НАЙТИ УБИЙЦ — ЭТО ПРИГОВОР ГОСУДАРСТВУ

— Еще одна важная тема сегодня – это арест генерала Пукача. Многим он показался очень странным – слишком «вовремя» его поймали, как раз накануне президентской гонки. Удастся ли с помощью генерала выявить и наказать заказчиков убийства?

— Я бы утвердительно ответил на ваш вопрос после первого ареста генерала Пукача. Но кто дал судье команду отпустить его в 2003 году, до сих пор неизвестно. На мой взгляд, это было одно из ключевых решений, которое затормозило расследование дела Гонгадзе в полном объеме. За период, когда Пукача выпустили на свободу решением суда, до момента, когда его снова арестовали, произошли необратимые события, которые ставят под сомнение возможность расследования этого уголовного дела, потрясшего всю Украину, и не только Украину. Уже нет генерала Кравченко, который «дважды застрелился». Уже нет в живых генерала Ферэ, нет Дагаева. Уже нет полковника Гончарова, о котором забыли, а ведь он был участником преступления, давал резонансные показания, и его жизнь оборвалась в следственном изоляторе. Поэтому я сомневаюсь, что удастся доказательно и убедительно для суда восстановить всю цепочку: заказчики — организаторы — исполнители. С исполнителями уже на 99% все понятно, с организаторами в основном понятно. А вот до заказчиков правоохранительные органы вряд ли доберутся.

Ситуация сегодня на самом деле «уникальная». Те, кому сейчас 20 лет и кому было 11 на момент убийства Георгия Гонгадзе, они даже не знают обстоятельств преступления. Многие из фамилий, которые сейчас называются как возможно причастные к этому делу, молодежи ни о чем не говорят. Многие забыли, а молодежь и не знает, что на самом деле было на пленках Мельниченко. А если пленки сейчас обнародовать, то многие не поймут из контекста, о чем идет речь. Поэтому то, что  девять лет нет ответа на вопрос, кто заказал, организовал и убил Георгия — это приговор государству, которое показало, что правоохранительная система у нас действует только в той степени, в какой ей позволяет политическое руководство страны.

Нужно дать четкие ответы на вопросы: кто убийца? кто организатор? кто заказчик? Хотя бы для достижения двух целей. Первое: дать возможность наконец по-людски похоронить Георгия, чтобы душа его успокоилась.  А вторая цель, если хотите, снять проклятие, которое, на мой взгляд, висит над страной с 16 сентября 2000 года. Потому что это убийство очень сильно повлияло на многие процессы, которые потом произошли в стране, и на события, которые могли бы произойти, но не произошли. С 2000 года наша власть была парализована, она стояла на коленях, была не способна развивать страну, решать внутренние задачи, она была изолирована в международном сообществе. И это проклятие над Украиной висит до сих пор. Все обещали, давали слово, что расследуют убийство. Но до сих пор ответов нет.

По материалам журнала «Профиль» и пресс-службы А.Гриценко